7 смертных грехов часть 2

rumagic.com : Часть II. СЕМЬ СМЕРТНЫХ ГРЕХОВ : Юрий Щербатых : читать онлайн

Часть II. СЕМЬ СМЕРТНЫХ ГРЕХОВ

Часть II. СЕМЬ СМЕРТНЫХ ГРЕХОВ

Глава 1. Гордыня

Глава 1. Гордыня




Гордость — это скользкая покатость, внизу которой ожидает нас высокомерие и тщеславие.


Понятие «гордыни» одно из ведущих во всем комплексе семи смертных грехов. Оно лежит в основе или пересекается с такими пороками, как алчность, зависть и гнев. Например, стремление к обогащению (алчность) вызвано тем, что человек хочет стать не просто богатым, а богаче остальных людей, он завидует (зависть), потому что не допускает мысли, чтобы кто-то жил лучше его, он раздражается и сердится (гнев), когда другой человек не признает его превосходства и т. д. Именно поэтому почти все богословы ставят гордыню на первое место в черном списке грехов, и соответственно, мы уделим этому пороку особое внимание.

Однако богатство и многозначность русского языка приводит к тому, что в сознании многих людей понятия «гордыня» и «гордость» тесно переплетаются друг с другом, а в результате одни люди полностью смешивают эти термины, а другие считают их совершенно противоположными по смыслу. На самом деле эти различия интересны не только филологам. От того, как мы будем к ним относиться, зависят наши мысли, настроение, жизненная позиция и успех в обществе. Что есть гордость — необходимое качество самодостаточной личности или первый шаг к смертному греху — гордыне? Давайте постараемся разобраться в этом.

Как определяет слово «гордость» толковый словарь русского языка С. И. Ожегова и Н. Ю. Шведовой?

Гордость.

1. Чувство собственного достоинства, самоуважения (например — «национальная гордость»).

2. Чувство удовлетворения от чего-нибудь («гордость победой»).

3. Высокомерие, чрезмерно высокое мнение о себе, спесь («из-за своей гордости ни с кем не дружит»).

Таким образом, из данных определений видны две основные составляющие гордости. Одна носит положительный характер (первое и второе значение), а вторая составляющая отражает отрицательную сторону данного термина, когда человек необоснованно возвышает себя (тем самым принижая других людей). Если в основе гордости лежат успехи человека, его трудолюбие, талант и т. д., то положительная оценка своей личности или достижений вполне заслуженна, но если человек без достаточных на то оснований считает себя лучше других, то он берет грех на душу.

В разных культурах, в разные эпохи представления о том, что может и что не может быть предметом гордости, значительно расходятся. Так, «национальная гордость» часто понимается как чувство причастности человека к мощи своего государства, способного противостоять другим странам с позиции силы. Этот вид национальной гордости был особенно свойственен империям. Примером может служить Британская империя XIX века (концепция «бремени белого человека»), Японская империя и нацистская Германия 30–40-х годов XX века (превосходство «высшей нации»), Советский Союз (гордость от принадлежности к стране с коммунистической идеологией).


Самая дешевая гордость — это гордость национальная.


Не менее противоречива история гордости как понятия, связанного с полом — «мужская и женская гордость». В устоявшейся традиции за мужчиной и женщиной закрепился различный набор качеств, которые могут служить предметом гордости: для мужчины эти качества — прежде всего сила, социальная успешность, способность обеспечить финансовое благополучие семьи, для женщины — скромность, ласковость, домовитость и верность. По мере эволюции общественных нравов эти взгляды менялись. С точки зрения феминисток, борющихся за равноправие женщин, критериями женской гордости является их экономическая и психологическая независимость от мужчины. Таким образом, источник гордости для одной женщины может не совпадать с тем, чем гордится другая. В свою очередь, у лиц с нестандартной сексуальной ориентацией тоже есть своя гордость — «гордость геев» (gay pride), особенность которой — признание ценностью самого факта их выделения из основной массы людей, способности «смелого» уклонения от существующего социального и культурного стереотипа.

Определений гордости много, их можно найти у филологов, психологов и философов, но большинство авторов определяют гордость как выраженное желание самоуважения, чувство удовольствия от собственных успехов или достижений других людей, с которым человек идентифицируется. Например, в случае патриотизма человек испытывает гордость за всю свою страну — ее людей, достижения, природу и т. д. Если говорить о чувстве гордости по отношению к себе, то оно состоит из двух компонентов: постоянного и переменного, личностного и ситуативного. С одной стороны — это проявление чувства собственного достоинства, самоуважения, осознания ценности и уникальности своей личности, которое присуще одним людям, но не развито у других — то есть это устойчивая черта личности. В соответствии с этим показателем мы выделяем гордых и скромных людей. Первые будут горды даже в случае своих поражений, а вторым будет очень трудно испытать это чувство даже в случае своего успеха в каком-то деле.

С другой стороны, чувство гордости зависит от тех или иных поступков и дел человека, от его побед и провалов, от его оценки со стороны других людей. Понятно, что чувство гордости студента за себя и свои знания будет зависеть от итога экзамена — оно будет максимальным при отличной оценке и минимальным в случае «двойки».

Гордость присуща всем великим людям, совершившим сколь либо значительные деяния в истории человечества, причем это чувство является своеобразным подкреплением усилий, предпринятых на пути достижения поставленной цели. То, что гордость испытывают все, можно проиллюстрировать на примере А. В. Суворова — человека скромного, по жизни лишенного высокомерия и тщеславия. Как известно, Александр Васильевич был выдающимся полководцем, единственным в истории военачальником, не проигравшим ни одного сражения. Впрочем, Суворов отнюдь не кичился своими военными талантами и отвергал всяческие восхваления. Единственно, что его беспокоило — это то, что в русской армии над ним и около его существовали другие военачальники, которые своим невежеством и высокомерием мешали ему воевать. Поэтому Суворов мечтал о том, чтобы ему присвоили высшее воинское звание — фельдмаршала, которое оградило бы его от вмешательства недалеких коллег.

Когда он получил заветный фельдмаршальский жезл, то отнес для освящения в церковь. Суворов пришел туда в простой солдатской куртке, без всяких знаков отличий, приказал поставить в линии несколько стульев и принялся перепрыгивать через них, приговаривая после каждого прыжка, перечисляя фамилии генералов, которые прежде стояли выше его в армейской иерархии:

— Репнина обошел!.. Салтыкова обошел!.. Прозоровского обошел!..

Так он пересчитал всех генерал-аншефов, которые прежде командовали им, а теперь были обязаны согласовывать с Суворовым все свои действия на поле брани. После этого Александр Васильевич велел убрать стулья, переоделся в полную фельдмаршальскую форму и снова явился в церковь. Там освятил долгожданный жезл и ордена Красного Орла и Большого Черного Орла, присланные ему от прусского короля Фридриха-Вильгельма II.



А. В. Суворов


Итак, суммируя все вышесказанное, мы можем сказать, что гордость может быть личностной и ситуативной, обоснованной и необоснованной, индивидуальной (за себя) и коллективной (за других людей или страну) — она разная, и может нести как хорошее, так и плохое человеку. Это точка зрения светская. Что же касается религии, то большинством христианских богословов любая гордость осуждается, так как ведет к греху гордыни. Как утверждают богословы, «гордость есть крайняя самоуверенность, с отвержением всего, что не свое, источник гнева, жестокости и злобы, отказ от Божией помощи, «демонская твердыня». Она — «медная стена» между нами и Богом; [34 — Авва Пимен. ] она — вражда к Богу, начало всякого греха, она — во всяком грехе. Ведь всякий грех есть вольная отдача себя своей страсти, сознательное попрание Божьего закона, дерзость против Бога, хотя «гордости подверженный как раз имеет крайнюю нужду в Боге, ибо люди спасти такого не могут». [35 — Иоанн Лествичник.]

Гордыня. Этот термин словарь С. И. Ожегова и Н. Ю. Шведовой определяет как «непомерную гордость». С этим определением можно поспорить, так как гордыня — это не просто чрезмерно развитая гордость, а разновидность высокомерия, то есть другого личностного качества. Гордость предполагает основание для своего чувства: можно гордиться своими спортивными или трудовыми успехами, своим домом, бизнесом или голосом. Кроме того, можно гордиться не только самим собой, но своими друзьями, родными, коллективом, фирмой, городом или даже страной. В отличие от этого, гордыня — это непомерно раздутая гордость исключительно самим собой. И еще — если речь заходит о гордыне, то имеется в виду необоснованная гордость, когда человеку только кажется, что он превосходит других людей, и это превосходство надуманное. Такое личностное качество нередко имелось у царственных особ, все достоинство которых заключалось в их происхождении. Чаще гордыня отмечалась у злобных и жестоких властителей, но ей были подвержены и мягкие по своей сущности цари, например «тишайший» из русских правителей, царь Алексей Михайлович.

 А между тем причина  проста – и о ней  было сказано еще две тысячи лет назад. Это наши грехи, главные из которых – гордыня, алчность, зависть, гнев, чревоугодие, уныние, блуд. Существует некая критическая масса греха, когда злодеяния людей переполняют землю и она перестает выполнять свои функции, то есть умирает. И человек исчезает с этой земли. Так на протяжении истории человечества было уже не раз. Предчувствия  приближающегося конца света не обманывают человечество.

Оказывается ТЕПЕРЬ ИХ НАМНОГО БОЛЬШЕ

Маленькие тондо, расположенны по углам вокруг центрального. Четыре сцены, которые объединяются в цельный сюжет, именуемый в католической традиции «Четыре последние вещи»
(православные называют это соединение сюжетов «Четыре последния человеков»), –
Смерть, Страшный Суд, Ад и Рай.

Здесь уместно привести такой яркий пример: наша страна несколько раз ставила цель построения коммунизма, при этом так и не достигла её в обозначенные сроки. После чего граждане страны, особенное новое поколение, стали меньше верить в силу власти коммунистической системы как системы, способной достигать амбициозных целей. А тут ещё и дефицит продуктов усилился… 

Рис.1. Недостигнутая цель 

Энергетизация достижением цели является очень сильной. Самым амбициозным сотрудникам интересно добиваться амбициозных целей. И им интересны такие организации, у которых такие цели есть и которые умеют их добиваться. Если же организация ставит амбициозные цели и регулярно не добивается их, то лучшие сотрудники начнут уходить, а все остальные существенно сбавят обороты. Зачем? Ведь всё равно цель снова не получится достигнуть. 

Пример. При проведении диагностики в одной крупной организации мы обнаружили, что поставленные цели не достигались уже 3 года подряд. Как следствие, несколько сильных менеджеров уже покинули организацию, а оставшиеся менеджеры при интервьюировании не видели своего будущего в организации. 

Как избежать совершения этого «греха»

Важно ставить амбициозные, но достижимые цели. Для того, чтобы это сделать, нужна хорошо отрегулированная система управления (подробнее 

), или очень способная и сработанная команда. А лучше, и то, и другое вместе. При этом важно, чтобы команда менеджеров участвовала в формировании образа цели и пути её достижения, чтобы у всех было единое понимание. Тогда Первое лицо получает в свои руки практически любые формы принуждения, которые, правда, важно правильно и умело использовать. 

Алчность.

. «Panarion, hoc est, Arca medica variis diuinae scripturae, priscorumque Patrum antidotis, aduersus animi morbos instructa et in gratiam confessariorum concionatorum, et religiosae vita cultorum». 1608.

Число семь, укрепившееся в католической традиции, для главных грехов в западном христианстве ввёл папа Григорий I Великий. Он перечислил семь грехов, которые затем включил в катехизис церкви, в сочинении под названием «Толкование на Книгу Иова, или Нравственные толкования» (Expositio in librum Iob sive Moralia[25][26])[2]. Из восьмеричной схемы он объединил в один грех печаль с унынием, тщеславие с гордыней и добавил зависть. Также он изменил последовательность грехов, поставив на первое место гордыню, затем — другие «душевные» грехи, а «плотские» грехи поставив в конец[27]. В результате список семи грехов папы Григория получил следующий вид:[28]

Замыкание в себе и переживание чувства обиды на окружающий мир, разочарования;

Обесценивание потребности при помощи механизмов психологической защиты.

4 серия русская озвучка

В большей степени, сопровождаемость — это когда я могу понять вас, прочитав ваш код.

Когда я смотрю исходный код и историю его комитов и релизов, я должен видеть, каковы были намеренья автора, что происходило с проектом год назад, куда он идет сейчас, какой его план развития и т.д. Вся эта информация должна быть в исходном коде и, важнее всего, в Git истории.

Git tags и GitHub release notes — это два мощных инструмента, которые предоставляют мне всю информацию. Используйте их по полной. Так же не забудьте, что каждая бинарная версия продукта должна быть доступна для немедленной загрузки. Я хочу иметь возможность скачать версию 0.1.3 и протестировать ее прямо сейчас, даже если продукт сейчас находится в версии 3.4.

Недокументированные интерфейсы

Каждый кусок программного продукта имеет свой интерфейс, через который его следует использовать. Если это Ruby gem, то должны быть классы и методы, которые я хочу использовать, как конечный пользователь. Если это web-приложение, то должны быть web-страницы, которые конечный пользователь будет видеть и использовать. Каждый программный продукт имеет интерфейсы, и они должны быть аккуратно документированы.

По мнению Адлера, два комплекса (неполноценности и превосходства) естественным образом связаны. Он писал: «Нас не должно удивлять, если в случае, в котором мы рассматриваем комплекс неполноценности, мы обнаруживаем более или менее скрытый комплекс превосходства. С другой стороны, если исследуем комплекс превосходства в динамике, мы всякий раз находим более или менее скрытый комплекс неполноценности.

Необходимо уяснить, что слово “комплекс”, которое мы употребляем в отношении неполноценности и превосходства, отражает прежде всего преувеличенные чувство неполноценности и стремление к превосходству. Если мы посмотрим на вещи таким образом, это снимет кажущийся парадокс о двух противоположных тенденциях, существующих в одном индивиде, так как очевидно, что в норме стремление к превосходству и чувство неполноценности дополняют друг друга.

Если мы удовлетворены нынешним положением дел, в нас не должно быть места для стремления превосходить и добиваться успеха. Поэтому, ввиду того, что так называемые комплексы развиваются из естественных чувств, они не более противоречивы, чем обычные чувства».

Таким образом, недостаток уважения в детстве и страстное желание компенсировать детские унижения и страдания, могут привести потом к формированию гордыни.


Самые самолюбивые люди — это люди, не любящие себя.


Религиозный подход

С точки зрения религии гордыня — это грех, который впервые возник у свободолюбивого ангела, возомнившего себя равному Богу и бросившему ему вызов. Сатана, будучи первым революционером, прославляет всякий бунт, как борьбу за свободу. Священник Александр Ельчанинов так представляет себе происхождение и развитие гордыни: «Как злокачественная опухоль часто начинается с ушиба или продолжительного раздражения определенного места, так и болезнь гордости часто начинается или от внезапного потрясения души (например, большим горем), или от продолжительного личного самочувствия, вследствие, например, успеха, удачи, постоянного упражнения своего таланта. Часто это — так называемый “темпераментный” человек, увлекающийся, страстный, талантливый. Это — своего рода извергающийся гейзер, своей непрерывной активностью мешающий и Богу, и людям подойти к нему. Он полон, поглощен, упоен собой. Он ничего не видит и не чувствует, кроме своего горения, таланта, которым наслаждается, от которого получает полное счастье и удовлетворение. Едва ли можно сделать что-нибудь с такими людьми, пока они сами не выдохнутся, пока вулкан не погаснет. В этом опасность всякой одаренности, всякого таланта. Эти качества должны быть уравновешены полной, глубокой духовностью.

В случаях обратных, в переживаниях горя — тот же результат: человек «поглощен» своим горем, окружающий мир тускнеет и меркнет в его глазах; он ни о чем не может ни думать, ни говорить, кроме как о своем горе; он живет им, он держится за него, в конце концов, как за единственное, что у него осталось, как за единственный смысл своей жизни. Часто эта обращенность на себя развивается у людей тихих, покорных, молчаливых, у которых с детства подавлялась их личная жизнь, и эта подавленная субъективность порождает, как компенсацию, эгоцентрическую тенденцию, в самых разнообразных проявлениях: обидчивость, мнительность, кокетство, желание обратить на себя внимание, наконец, даже в виде прямых психозов характера навязчивых идей, манией преследования или манией величия».

Протоиерей Александр Ильяшенко считает, что смирение не только не равнозначно комплексу неполноценности, но принципиально от него отличается. «Смирение является даром Божьим. Если человек хочет иметь его, то должен об этом молиться: “Господи, научи меня смирению. Господи, избавь меня от гордыни”. А о комплексе неполноценности не просят Бога, наоборот, от него хотят избавиться.

С другой стороны, смиренный человек — чадо Церковное, а закомплексованный, как правило, только формально смиренный, потому что грех отделяет человека от Церкви. Для определения комплекса неполноценности есть хорошее выражение — “уничижение паче [44 — Пачe — превыше (старослав.). ] гордости”. Такой человек сам себя ругает, говорит о себе — самый плохой, а попробуй сказать ему, что он хуже всех, — какие будут слезы: “Да как вы смели меня обидеть! Вы не знаете, что мне и так трудно… Я рассчитывал, что вы мне поможете, а вместо помощи вы говорите, что я такой плохой”. Суть в том, что если ты действительно такой плохой, то скажи: “Я плохой”. А если не можешь, то не говори, что смиренный. А то получается, что сам себя унижаешь, а на самом деле — полная противоположность смирению.

Существует два вида гордости. Одно — когда возносятся над людьми, а другое — ложно смиряются перед ними. Причем в последнем случае гордость может быть даже острее и глубже, чем в открытом проявлении. Оба подхода сводятся к чистому фарисейству — я не такой, как все. Один думает, что он лучше всех, другой, что хуже, но при этом оба остаются гордыми. А вот мытарь смиренно говорил о себе, что грешник.

Что такое покаяние? Преодоление мерзостей, которые человек за свою жизнь совершил. Мария Египетская сколько грехов совершила, а омыла их полностью слезами покаяния. И когда она рассказывала об этом cтарцу Зосиме, она плакала, хоть и была уже чиста. Господь ей грехи простил, а она себе — нет. И апостол Петр каждый раз плакал, когда слышал крик петуха. Господь его простил, а он остро свое отречение вспоминал и горячо каялся перед Богом всю жизнь. Ведь покаяться — это счастье.

Так вот, смиренный человек кается, а закомплексованный — нет. Это совершенно различные реакции, принципиально разные устроения человеческой души. Одно как бы рационалистическое, дающее возможность все разложить по полочкам, которое складывается на протяжении всей жизни: где-то человек совершал ошибки, но не делал соответствующих выводов, а главное — не каялся, а пытался преодолеть своими ограниченными силенками. И у него ничего не получилось, конечно. А другое, смирение, — таинственно прекрасно и угодно Богу».



Гордость сокрушает ангелов.


Вред гордыни с точки зрения религии

Священник Александр Ельчанинов так описывает развитие гордыни: «Попробуем наметить главные этапы развития гордости от легкого самодовольства до крайнего душевного омрачения и полной гибели. Вначале это только занятость собой, почти нормальная, сопровождаемая хорошим настроением переходящим часто в легкомыслие. Человек доволен собой, часто хохочет, посвистывает, напевает, прищелкивает пальцами. Любит казаться оригинальным, поражать парадоксами, острить; проявляет особые вкусы, капризен в еде. Охотно дает советы и вмешивается по-дружески в чужие дела; невольно обнаруживает свой исключительный интерес к себе такими фразами (перебивая чужую речь): “нет, что я вам расскажу”, или “нет, я знаю лучше случай”, или “у меня обыкновение…”, или “я придерживаюсь правила…” Одновременно, огромная зависимость от чужого одобрения, в зависимости от которого человек то внезапно расцветает, то вянет и скисает. Но, в общем, в этой стадии настроение остается светлым. Этот вид эгоцентризма очень свойственен юности, хотя встречается и в зрелом возрасте.

Счастье человеку, если на этой стадии встретят его серьезные заботы, особенно о других (женитьба, семья), работа, труд. Или пленит его религиозный путь и он, привлеченный красотой духовного подвига, увидит свою нищету и убожество и возжелает благодатной помощи. Если этого не случится, болезнь развивается дальше. Является искренняя уверенность в своем превосходстве. Часто это выражается в неудержимом многословии. Ведь что такое болтливость, как, с одной стороны, отсутствие скромности, а с другой — услаждение самим собой. Эгоистическая природа многословия ничуть не уменьшается от того, что это многословие иногда на серьезную тему; гордый человек может толковать о смирении и молчании, прославлять пост, дебатировать вопрос: что выше — добрые дела или молитва.

Уверенность в себе быстро переходит в страсть командования; он посягает на чужую волю (не вынося ни малейшего посягания на свою), распоряжается чужим вниманием, временем, силами, становится нагл и нахален. Свое дело — важно, чужое — пустяки. Он берется за все, во все вмешивается. На этой стадии настроение гордого портится. В своей агрессивности он, естественно, встречает противодействие и отпор; является раздражительность, упрямство, сварливость; он убежден, что никто его не понимает, даже его духовник; столкновения с миром обостряются, и гордец окончательно делает выбор: “я” против людей (но еще не против Бога).

Душа становится темной и холодной, в ней поселяется надменность, презрение, злоба, ненависть. Помрачается ум, различение добра и зла делается путанным, так как оно заменяется различением “моего” и “не моего”. Он выходит из всякого повиновения, невыносим во всяком обществе; его цель — вести свою линию, посрамить, поразить других; он жадно ищет известности, хотя бы скандальной, мстя этим миру за непризнание. Если он монах, то бросает монастырь, где ему все невыносимо, и ищет собственных путей. Иногда эта сила самоутверждения направлена на материальное стяжание, карьеру, общественную и политическую деятельность, иногда, если есть талант — на творчество, и тут гордец может иметь, благодаря своему напору, некоторые победы. На этой же почве создаются расколы и ереси.

Наконец, на последней ступеньке, человек разрывает и с Богом. Если раньше он делал грех из озорства и бунта, то теперь разрешает себе все: грех его не мучит, он делается его привычкой; если в этой стадии ему может быть легко, то ему легко с диаволом и на темных путях. Состояние души мрачное, беспросветное, одиночество полное, но вместе с тем искреннее убеждение в правоте своего пути и чувство полной безопасности, в то время как черные крылья мчат его к гибели. Собственно говоря, такое состояние мало чем отличается от помешательства. Гордый в этой стадии пребывает в состоянии полной изоляции. Посмотреть, как он беседует, спорит: он или вовсе не слышит того, что ему говорят, или слышит только то, что совпадает с его взглядами; если же ему говорят что-либо несогласное с его мнениями, он злится, как от личной обиды, издевается и яростно отрицает. В окружающих он видит только те свойства, которые он сам им навязал, так что даже в своих похвалах он остается гордым, в себе замкнутым, непроницаемым для объективного.

Гордый терпит поражение на всех фронтах: психологически — тоска, мрак, бесплодие. Морально — одиночество, иссякание любви, злоба. Физиологически и патологически — нервная и душевная болезнь. С богословской точки зрения — смерть души, предваряющая смерть телесную, геенна еще при жизни».


Отношение к данному греху со стороны общества

Общество не любит гордецов. Их втайне уважают, им завидуют, им могут льстить, но их не любят. Поэтому человек, демонстрирующий гордыню, должен отдавать себе отчет в том, что он ступает на скользкий путь соперничества и конкуренции со своими соплеменниками, по Дарвину, соответствует «внутривидовой борьбе за существование» — самой жестокой и бескомпромиссной. Конечно, мы живем не в те времена, когда гордец мог получить удар шпаги в бок или арбалетную стрелу в затылок, но вот мелкие пакости еще в ходу. Гордец, открыто демонстрируя свое превосходство перед другими людьми, как бы бросает им вызов, и кое-кто может этот вызов принять — редко открыто, а чаще — начнет исподтишка вредить «победителю». Это явление особенно заметно в нашей национальной культуре, в которой принято больше жаловаться на жизнь, чем гордиться успехами. На Руси скромность издавна воспринимали в качестве добродетели, а гордость считали пороком.

Гордыня может иметь и другие негативные последствия для ее владельца. Стоит немного «подыграть» гордецу, и он, словно павлин, распускает перышки и с готовностью поглощает лесть — порцию за порцией. А льстец тем временем добивается от тщеславного человека того, что ему нужно. Поэтому проявлять грех гордыни — не очень дальновидно, особенно пока человек не достиг вершины власти и могущества. Как говорил Эдуард Севрус, «глупо идти с гордо поднятой головой по сильно пересеченной местности».

В итоге гордыня чаще всего приводит к падению, причем падение с вершин социальной лестницы бывает весьма болезненным. Многие великие люди непрерывными трудами и волею судьбы поднимались к вершинам власти и богатства, так что считали себя чуть ли не богами. Такое самомнение приводило к тому, что они теряли контакт с реальностью и в результате оказывались у подножья той пирамиды, по которой так старательно карабкались вверх. Примером такой судьбы может служить судьба Наполеона, который некоторое время был властителем всей Европы, а закончил жизнь изгнанником на пустынном острове Святой Елены. Если бы он вовремя остановился и ограничил свои амбиции, то мог бы остаться хозяином огромной империи, но… гордыня оказалась сильнее здравого смысла.



Наполеон в зените славы и могущества

Adblock
detector
Наверх