Большой ли у меня риск

ПРИЧИНЫ и ФАКТОРЫ РИСКА РАКА ЩИТОВИДНОЙ ЖЕЛЕЗЫ

Возможные причины рака щитовидной железы – возраст, радиация и семейный анамнез

Узел в области передней поверхности шеи, на одной из ее сторон, является самым частым признаком рака щитовидной железы. Это может заметить врач при осмотреили сам пациент. При УЗИ или других методах исследования в некоторых случаях
может быть выявлен рак щитовидной железы. Может появиться боль в области шеи или лица, одышка (при сдавлении трахеи, гортани), затруднение глотания, кашель, не связанный с простудой, охриплость голоса или его изменение, если узел щитовидной железы достаточно большой.

Биохимический скрининг — единственная неинвазивная (безопасная для жизни ребенка) возможность на ранней стадии заподозрить внутренние пороки развития плода. Такие как дефекты нервной трубки, синдром Эдвардса и самый частый и известный порок — синдром Дауна.

При попадании в группу риска у беременной есть три варианта.

Делать дальнейшие — инвазивные (вторгающиеся в связку «мать—плод») исследования. Для этого живот прокалывают тонюсенькой иглой и берут частицы пуповинной крови, плаценты и околоплодных вод.

Не обращать на результаты теста ­никакого внимания и рожать, как бы то ни было.

Или — сразу идти на аборт.

Что делать?

*Позднее наступление менопаузы: Наступление менопаузы после 52 лет связано с повышенным риском развития рака эндометрия, чем при более раннем наступлении менопаузы. Как и при раннем половом созревании увеличивается период, когда эндометрий подвержен влиянию эстрогена.

* Монотерапия эстрогенами: Риск развития рака эндометрия в несколько раз выше у женщин, которые получают заместительную терапию эстрогенами без добавления прогестерона.

– Вот именно. Это происходит потому, что в Москве я не понимаю систему ценностей, по которой живёт государство. В Москве я знаю, что эта система не моя, знаю, что государству плевать на человеческую жизнь, на человеческое благосостояние. Ни один из моих проектов, которые я когда-либо делал в Москве, для государства не имели никакой цены. Как, собственно, и я сам, просто как человек. Поэтому в Москве я боюсь. А здесь – в Израиле – я понимаю систему ценностей государства. Эта система мне близка и понятна. Да, я напрягаюсь здесь, но знаю: если что-то произойдёт, то все вокруг – и я тоже – будут на это реагировать абсолютно одинаково. 

– Расскажите про ваш быт в Израиле. Чем наполнен ваш день здесь?

– Я очень много здесь работаю. Очень много. Утром я занимаюсь буддистскими практиками, а сразу после – ныряю в компьютер и работаю. Перерыв делаю на обед, мы с женой Юлей идём куда-нибудь поесть. Иногда мы куда-нибудь выезжаем из Тель-Авива. Несмотря на то, что Израиль маленький, здесь есть много мест, куда можно поехать. 

– Над чем вы сейчас работаете? Что приносит вам доход? Или у вас есть накопления, которые могут вам позволить работать только для удовольствия?

– Я не достиг такого уровня, при котором могу не работать. И не думаю, что хочу его достигнуть. Я и по складу не такой человек, чтобы не работать. Я работаю всё время, пишу книжки, фотографирую, занимаюсь фестивалем “Возраст счастья”. Я писатель и фотограф, в прошлом – журналист. Вот этим и зарабатываю.

– Словами и картинками.

– Словами и картинками.

– Что вы потеряли и что приобрели, уехав из России в Израиль?

– Вы знаете, одно и тоже.

Иногда отмечается семейная предрасположенность медуллярного рака щитовидной железы. Например, медуллярный рак может передаться по наследству у людей с множественной эндокринной неоплазией. Если в Вашей семье есть родственники с заболеванием щитовидной железы, следует сообщить об этом врачу при осмотре, даже если это был не рак. Чтобы оценить степень риска рака щитовидной железы врач назначит Вам некоторые исследования.

Возраст является еще одним фактором риска рака щитовидной железы. Рак щитовидной железы, в большинстве случаев, встречается в возрасте старше 40 лет.

Многочисленные противники биохимического скрининга утверждают, что подобные анализы толкают женщин к так называемым евгеническим абортам. Статистически такие аборты нигде не фиксируются — просто потому, что, прерывая беременность на ранней стадии, женщина имеет право не указывать причину. Результаты же биохимиче­ского скрининга показанием к аборту не являются. Но вот письмо некоего Руслана, опубликованное на сайте швейцарской клиники Swissmed: «Моя жена сделала скрининг-тест на какую-то патологию на 12-й неделе беременности. ­Спустя неделю в 11 утра она получила результаты. Позвонив мне на работу, она поставила меня перед фактом, что ей срочно необходимо сделать чистку и сделала аборт. Правы ли врачи и могу ли я получить результаты теста, могут ли ­врачи без повторного анализа и в такой краткий срок направить ее на чистку? Как я могу выяснить правду?» И ответ: «Генетический скрининг выяв­ляет риск врожденной патологии плода. Если этот риск высокий, женщина может принять решение о прерывании беременности самостоятельно. Клиники информацию о здоровье пациента не выдают никому, кроме лично пациента».

Про «вероятностный метод» ни в ответе на письмо, ни в консультациях перед анализом не объясняют, если специаль­но не спросить. Потому что, как говорит ассистент кафедры акушерства и гинекологии при РАМН имени Сеченова Сергей Тимофеев: «Когда у тебя в очереди сидят человек тридцать, с каждой беременной рассусоливать не будешь».

Пропущенный диагноз

В 2007 году руководитель департамента здравоохранения Андрей Сельцовский официально заявил о сокращении числа новорожденных с синдромом Дауна в Мос­кве: если в 2002 году их родилось 134, то в 2006-м, спустя год после принятия приказа, всего 94. Тогда же было объявлено о сокращении абортов — если в 2000 году их было сделано 57 324, то год спустя — всего 28 502.

Анна Шакина родилась с синдромом Дауна в 2006 году. Наверное, статистика учитывает и ее. Сейчас Ане два года. Ее мать, 38-летняя Алла Шакина, ­педа­гог-воспитатель детского сада, делала все, как положено. Обследования проходи­ла в Центре акушерства, гинекологии и перинатологии. Все результаты у Аллы были идеальными.

1.Обновление учетной записи Google (изменить пароль, заново ввести всю информацию, включая Gmail и Google+).
2.Обновление способа оплаты: удалить ранее выбранный способ и относящиеся к нему данные, заново выбрать метод оплаты, при использовании кредитной карты корректно ввести ее номер (без тире и пробелов), срок действия карты (убедиться, что он еще не истёк), внимательно ввести правильный код или CVC.
3.Корректировка информации: Проверьте и исправьте в случае необходимости платежные реквизиты, в частности, для выставления счетов, в своем аккаунте Google Wallet и у кредитной карты.
4.Техподдержка: свяжитесь со специалистами Google, чтобы получить помощь в решении проблемы.

Раку эндометрия могут сопутствовать:

*Рак прямой кишки или рак груди

– Что смешного?

– Смешно, потому что всё повторяется. 20 лет назад мне задавали такой же вопрос, только про “Коммерсант”. Почему вы так много платите журналистам? Никогда не понимал, почему это всех так раздражает?

– Не раздражает. Удивляет.

– Ну, то есть журналист много получать не должен. А если получает много, то точно незаслуженно? Наверное, я просто уважаю труд журналиста. Так получилось. Я журналист в третьем поколении. У меня дед журналист – военный корреспондент “Известий”. Отец – Егор Яковлев – журналист.

– Вы не так давно написали у себя в Фейсбуке буквально апокалиптический текст, в котором призывали россиян как можно скорее уезжать из России, прогнозируя в ближайшее время катастрофу в стране. Вы сейчас согласны с тем, что вы немного погорячились? В том смысле, что катастрофа – это будни. Мы уже почти ко всему привыкли, иммунитет сильный.

На мой взгляд, риск большой беды сегодня в России очень велик

– Я не думаю, что погорячился и не думаю, что пост, о котором вы говорите – апокалиптический. То, что Россия находится на грани социальной, экономической катастрофы – сегодня мало у кого вызывает сомнения. В этой ситуации гадать, случиться ли катастрофа или нет – самое непродуктивное и опасное поведение. Нужно не гадать, а оценивать риски. И если риск высок, предпринимать шаги, обеспечивающие по мере возможности вашу безопасность. Случится катастрофа – вы будете готовы. Не случится – еще лучше. На мой взгляд, риск большой беды сегодня в России очень велик. Я написал этот пост три месяца назад, за это время этот риск значительно увеличился. Вряд ли в России найдется много людей, которые могут сказать, что за последнее время их жизнь стала лучше. Я думаю, что, к сожалению, этот процесс будет продолжаться.

Оригинал публикации – на сайтеРадио Свобода

Adblock
detector
Наверх