Можно из него сделать музей

: Всякое разное :: Статьи

Однажды в общественном транспорте я услышала разговор мамы с маленькой дочкой. Мама предложила в выходные сходить в музей. И девочка, со свойственной ребенку непосредственностью, громко спросила на весь автобус: «Мама, а музей – это где надо много-много ходить и нельзя сидеть?» К сожалению, именно так некоторые дети воспринимают «храмы искусства и истории», и ходить туда никак не желают. Но это лишь в том случае, если родители допустили оплошность, и первое знакомство с музеем для ребенка оказалось неудачным.

На самом деле поход в музей можно и нужно сделать для ребенка ярким и запоминающимся событием. В Петербурге сейчас многие музеи предлагают детям интерактивные программы. Но и сами родители могут устроить из обычного мероприятия незабываемое приключение. Для начала нужно хотя бы не испортить впечатление малышу, и для этого не мешает усвоить несколько простых правил – настолько простых, что многие мамы и папы о них обычно забывают.

Предложения об обмене или покупке он даже не рассматривает, наоборот – сам ищет старые советские машины по всей стране и даже по интернету. Необычный музей автомобильной техники под открытым небом собрал новокузнечанин. Для нашей съёмочной группы он устроил экскурсию. В этом музее экспонаты руками трогать было можно.

Из инициативы новокузнечанина можно сделать хороший музей

В будке выдаются только билеты заказанные и оплаченные через интернет. За деньги в этой будке билеты купить НЕЛЬЗЯ!

Музей как бизнес-проект

Впрочем, встречаются сегодня в российской практике частные музеи, которым удается работать с прибылью. Причем их создатели особо подчеркивают, что это полноценные музеи, а не «шоу» или банальный ресторан либо магазин, спрятанные под музейной вывеской. В качестве наглядного примера можно привести Музей русской водки в Санкт-Петербурге.

Идея этого, несомненно, любопытного и актуального для многих музея принадлежит врачу Сергею Ченцову и филологу Роману Шевякову. Увлеченные историей подлинно национального напитка, они в 1999 году задумали открыть свой музей. Для создания экспозиции были привлечены музейные специалисты, в течение года собирались различные экспонаты, велась работа в архивах. При этом, как подчеркивает PR-директор музея Виктория Точиева, многие документы оказались засекреченными: не то что скопировать, а просто получить доступ к информации о производстве водки после 1950-х годов и особенно в период горбачевской антиалкогольной кампании было чрезвычайно трудно.

Именно серьезный научный подход отличает питерский музей от его аналогов. «В других городах это все-таки просто бутылочная экспозиция, у нас же много экспонатов посвящено процессу изготовления водки и ее месту в русской истории. Поэтому мы настаиваем на уникальности нашего музея», — говорит Виктория Точиева.

– Конечно же, должна существовать полноценная государственная поддержка музеев, как в ряде западных стран. Те музеи, которые построены там после 90-х, – это действительно музеи нового поколения. В них есть интерактив, медиатехнологии, музейные магазины, кафе, лекционные залы, видео. Необходимы серьёзные финансовые вливания, в том числе и частные. У нас если частные лица и поддерживают музеи, то только на уровне организации выставок либо покупки каких-то отдельных произведений искусства. В действительности, чтобы получить идеальный музей, нужно вложить немало средств.

– Какие механизмы, новые формы работы музеев с посетителями сейчас эффективны?

Также Вы можете заказать выездную игровую экологическую детскую программу “Спасатели планеты” с экспонатами Музея переработки отходов для проведения в Вашей школе для учащихся 1-4 классов. Программа рассчитана на 45 минут. Может проводиться в течение нескольких дней, так что все учащиеся школы смогут побывать на ней.  Подробности по запросу на [email protected]

Музейное кафе «1991»4 / 4

Кроме самой экспозиции и библиотеки — ее положено иметь музею по закону — здесь также функционирует образовательный центр, есть конференц-зал, открыт книжный магазин «Пиотровский», который переехал в Екатеринбург из Перми, и работает кафе «1991». Кормят и бургером, и блюдами советской кухни, и черемуховым пирогом по рецепту Наины Ельциной; поят уральским крафтовым пивом. Всеми этими пространствами также занималось архитектурное бюро Бориса Бернаскони. Они же разрабатывали цветовой код «Ельцин-центра» и внутреннюю навигацию.

Михаил Котомин

замдиректора издательства Ad Marginem, один из первых посетителей «Ельцин-центра»

«Получился такой блуждающий голландец, а не просто отдельный музей. То, как вписан Ельцин в эпоху 1980–1990-х, впечатляет. С одной стороны, пространство неуловимо напоминает торговые центры, которые заполонили весь Екатеринбург. С другой, появление такого большого динамического саркофага изменит ситуацию в городе. Она уже меняется: в «Ельцин-центре» открыт шикарный книжный магазин, есть возможности для проекций, проведения конференций. Сам музей похож на инсталляцию Ильи Кабакова, только в голливудском масштабе. Получился увлекательный аттракцион, который переводит фигуру Ельцина в масштаб Горбачева. Я представляю, как это воспринимается интуристом.

Вообще, глядя на торговые центры, заполнившие Екатеринбург, становится понятно, как родился ельцинский проект в России, как кирпичные элитные строения 1980-х и осколки советского модернизма плавно перетекают в эти ТЦ, которые тут везде: от окраин и до центра. Моллы меняют структуру города: здесь метро специально под них перестраивалось. В Екатеринбурге в городской среде сплавлены местные версии цековских домов и экспериментальные куски Чертаново, мир евроремонта и кооперативной недвижимости 80-х. В этой линии супермаркет и музей одновременно очень органично смотрятся».

Современное искусство

За восемь лет проведения конкурса «Меняющийся музей в меняющемся мире» музей пастилы оказался самым коммерчески успешным, рассказывает Синицына: «Для таких участников мы разработали особую авторскую номинацию». За счет этого музей получил от фонда Потанина в общей сложности 3,4 млн руб. А в 2010 г. предпринимательницы получили от фонда региональных социальных программ «Наше будущее» заем в размере 4,2 млн руб. на четыре года.

В сентябре 2011 г. Никитина и Дмитриева в той же Коломне открыли музейную фабрику пастилы. Оснастили оборудованием, воспроизведенным по старым чертежам, и посетители могут участвовать в процессе приготовления сладостей.

СЛУШАТЕЛЬ ИЗ ЗАЛА: Какая судьба у Музея архитектуры? Там идут выставки, но где все, что было? Все, что стояло в храме Донского монастыря, где это спрятано? Ведь колоссальная была коллекция — макеты, чертежи, русская архитектура…

САПРЫКИН: Чтобы расставить точки над «i», давайте узнаем, что происходит с МуАром и почему музей современного искусства как бы есть и его как бы нет.

РЕВЗИН: В МуАре очень долго был совершенно блестящий директор — Давид Саркисян, которого очень многие любили, и я был его близким другом. Но он умер в прошлом году. Теперь музеем руководит Ирина Коробьина — вполне известный специалист. В музее нет постоянной экспозиции и места для нее тоже нет. Некоторые объекты — как, например, баженовскую модель Большого Кремлевского дворца, она размером вот с этот павильон или шумаевский крест (он четырехэтажный), — просто невозможно даже выставить в тех зданиях, которые есть. Здания находятся в довольно тяжелом состоянии, и, соответственно, там можно проводить временные выставки, но никак нельзя разместить постоянную экспозицию: они там текут, зимой они не отапливаются и так далее. Объект чрезвычайно опасный по той причине, что он остро нуждается в реконструкции, при этом он находится в 120 метрах от Московского Кремля, поэтому найти структуру, которая этот музей привела бы в порядок за 10 лет не удалось и не удается. В частности, недавно родилась идея попросить немножечко Провиантских складов, чтобы там разместить постоянную экспозицию Музея архитектуры.

Относительно музея современного искусства — ну не знаю… Мне кажется, мы уже много лет переживаем, что в Москве нет музея современного искусства. И мы всегда говорим — «ну нет в Москве музея, какое безобразие», «как так — европейская столица, а музея нет». Под эти разговоры мы уже их открыли пять штук, и, наверное, еще откроем — это отличная фишка, прекрасно работает. Когда мы говорим — нет музея современного искусства, давайте откроем. А этот? Ну, музей Васи Церетели. Настоящий музей — он в будущем. Заметьте, что если в 2000 году выставка современного искусства — это занятие для тусовки, и в этом участвуют примерно 200 человек, то на сегодняшний день это довольно существенный городской фактор, и мэр Собянин, думая о том, как реконструировать Парк культуры для «Гаража», первым делом зовет Абрамовича, чтобы тот позвал Дашу, чтобы она сделала в Шестиграннике музей. Вот это действия для города — то есть от позиции «для тусовки» до позиции большой городской программы современное искусство прошло путь. Оно нимало не изменилось — такое же непонятное, такое же удивительное, и кроме тусовки никто не понимает, что там делается. Но ощущение, что это очень важно теперь — стало общегородским. Так что не так все плохо.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ИЗ ЗАЛА: А можно еще маленький вопросик? Я из Музея танка Т-34. Как раз 6 мая Собянин заложил капсулу для строительства нового здания музея. И мы все очень рады, но впали в глубокую задумчивость — как нам организовать экспозиции в связи с новыми веяниями.

РЕВЗИН: У вас очень успешный музей, он сам по себе прекрасно работает как аттракцион, у вас от детей некуда деваться… Чего тут думать-то? У вас и так все хорошо.

Если картина понравилась, ребенку захочется снова ее увидеть: все дети обожают по сто раз слушать любимые сказки или смотреть любимые фильмы. На начальном этапе вам придется терпеливо повторять один и тот же путь, но это не пустая трата времени, а очень важный ритуал. Полюбившаяся картина подогреет интерес к другим, и при вашей активной помощи ребенок поймет, что каждый раз, глядя на одну и ту же картину, можно открывать в ней для себя что-то новое.

Уходя из музея, купите открытки с репродукциями

Распланируйте время так, чтобы напоследок можно было выбрать и купить открытки. Открытки — прекрасные и необременительные сувениры; ими можно украсить стены в детской или использовать как закладки для книг. Ребенок будет коллекционировать их, иногда разбрасывать, терять, зато когда найдет снова, обрадуется им, как старым знакомым. Вначале это будут просто красивые картинки, которые так весело перебирать в музейном киоске, но потом эти миниатюрные репродукции помогут сохранить и оживить ранние детские впечатления.

Не забудьте зайти в кафе

Поход в музей не будет полным, если вы не зашли в кафе. Для ребенка это все равно что кино без попкорна или без мороженого. Если в музее нет кафетерия, зайдите куда-нибудь поблизости. Чем младше ребенок, тем важнее устроить ему этот маленький праздник.

Из книги Франсуазы Барб-Галль “Как говорить с детьми об искусстве” (издательство “Арка”)

Adblock
detector
Наверх