Борьба с органами опеки

Органы опеки могут легко забрать ребенка из любой семьи

Если вы завели аквариумных рыбок — это ваше личное дело, и никого оно больше не касается. А если вы завели ребенка, то это уже дело не только ваше. При муниципалитетах есть специальные органы опеки, которые следят за тем, чтобы не нарушались права детей. В том числе и внутри семьи. У этих органов большие полномочия. В любое время комиссия из опеки может нагрянуть к вам домой и забрать ваше чадо. Если членам комиссии покажется, что в семье есть угроза его здоровью.
В редакцию обратился москвич, у которого изъяли сразу трех дочерей. Сам он уверен, что это своеобразный чиновничий “киднеппинг” — детей забрали, чтобы передать за деньги усыновителям. Так ли это на самом деле, выяснял “МК”.

В редакцию пришел многодетный отец и, запинаясь от волнения, начал рассказывать… 10 июля, пока он был на работе, его семью посетила комиссия муниципалитета во главе с сотрудницей опеки. Проверяющие походили по комнатам, порасспрашивали жену и детей, заглянули в холодильник. Потом жену, инвалида второй группы, и трех дочерей — шести, пяти и двух лет — отвезли в отделение милиции. Женщину, взяв с нее показания, вскоре отпустили. А детей забрали. 

На казенном языке это называется “изъятие детей из семьи”. Такое право органам опеки дано в случаях, когда в семье есть угроза здоровью или жизни ребенка. Но, по словам несчастного папаши, детям ничего не угрожало. “Они охотятся на здоровых детей, — горячился мужчина. — Чтобы передать за деньги усыновителям или продать на органы. Нашу младшую дочь нам не показывают уже два месяца! Что с ней? Где она? Жива ли?” 

“МК” решил вникнуть в ситуацию. Даже если бизнес на изъятии детей — всего лишь ни на чем не основанное подозрение, история все равно кажется странной. Слишком уж легко, со слов родителя, прошло “изъятие”. А что, если завтра точно так же явятся к вам? Барышне из опеки что-то не понравится у вас дома, и она заберет вашего ребенка. А потом доказывай, что не верблюд…

«Полуголые дети в грязных вещах» 

— Где я только уже не был — в администрации президента, у Лукина, у уполномоченного по правам ребенка, — достает из сумки пачку бумаг Юрий Капустин (поскольку речь пойдет о несовершеннолетних, имена главных действующих лиц изменены. — С.Ф.).

— Где я только уже не был — в администрации президента, у Лукина, у уполномоченного по правам ребенка, — достает из сумки пачку бумаг Юрий Капустин (поскольку речь пойдет о несовершеннолетних, имена главных действующих лиц изменены. — С.Ф.).

Вопрос № 1
В каких случаях нужно обращаться за разрешением?
Ответ «когда в сделки фигурируют несовершеннолетние» не совсем верен. Так было до 1 марта 2005 года, когда любая сделка, где ребенок был в продаваемой квартире либо собственником, либо зарегистрирован по месту жительства («прописан»), требовала согласия «опекунов». Иначе органы, осуществляющие государственную регистрацию договоров, просто отказывались принимать документы. Однако в первый весенний день 2005 года вступил в действие нынешний Жилищный кодекс РФ, где, говорит Максим Бородыня, главный операционный юрист юридической компании «Бергер и Партнеры», подобное требование сохранилось только для несовершеннолетнего собственника продаваемого объекта. То есть, если ребенок – владелец квартиры, которая продается, либо у него есть какая-то доля собственности в ней.

Если ребенок просто «прописан» – тогда не нужно. «В целом ЖК направлен больше на защиту собственника, чем на членов семьи или иных граждан, зарегистрированных по месту жительства», – резюмирует эксперт.

СШ Изобелин

28.03.2012 привлечена к дисциплинарной ответственности за нарушения трудовой дисциплины с лишением премии. (из ответа на мою жалобу Волков. УО от 18.04.2012.)

28.03.2012 Указано на нарушения постановления Министерства образования. Работа педагога взята на персональный контроль (Ответ Волков. УО от 18.04.2012)

СШ Изобелин

28.03.2012 указано на недостаточный контроль за организацией образовательного процесса.( Ответ Волков. УО от 18.04.2012.

Соцработники продолжали регулярно проверять семью. Детей тем временем перевели из больницы в социальный центр. Но мать не сделала ничего из предложенного. В результате в июне по решению суда она была ограничена в родительских правах.

Семья и право родителей на восптание под защитой Конституции (ст. 35). А Европейская Социальная Хартия, на которую они ссылаются, разрешает любую защиту ребёнка только “с учётом прав родителей” (часть II, ст. 17, п. 1а).

8. Пресекайте попытки сбора любой конфидециальной информации о вашей семье и ваших детях.

9. Ваш дом – ваша крепость!

В июне 2015 года он добился лишения матери родительских прав, но судебное решение пока не вступило в силу, сообщил Бычков.

Через три дня к Чалкиной в квартиру снова пришла комиссия из четырех чиновниц — из Центра помощи семье и детям, где Чалкина состоит как многодетная и одинокая мать. Глафира встретила их с камерой. «Вы будете нас снимать? — спросили женщины, — Это не съемка. Это прямая трансляция в интернет, — ответила Глафира». «Вообще, самое главное в общении со всеми этими чиновниками — не бояться, — советует Чалкина. — Помните, они сами боятся». Комиссия составила акт обследования жилищных условий. На следующий день Чалкина сама пришла в Центр помощи — разговаривать с директором и сотрудницами, явившимися к ней в гости накануне. Вопрос был один: «Что собственно происходит?!» Сотрудницы снова сослались на донос, объяснили, что выполняют приказ Комиссии по делам несовершеннолетних и принесли извинения за доставленное беспокойство.

В КпДН Чалкина пришла с журналистом из «Новых известий». Правда, непосредственно к начальству журналиста не пустили. Но факт появления Чалкиной в сопровождении представителя СМИ явно повлиял на чиновников. К слову, чиновники вообще страшно боятся давать комментарии по делу Глафиры Чалкиной. Валентина Иванчак, инспектор по делам несовершеннолетних, одна из тех, кто был у Чалкиной в июне, сказала нам, что не будет ничего комментировать: «Мы действуем в рамках законодательства Российской Федерации, вы прочитали его, прежде чем просить у меня какой-то комментарий? Если я вам сейчас что-то скажу, а Чалкина подаст на меня в суд? И вообще, обращайтесь по всем вопросам к Татьяне Ивановне Алексеевой!» Татьяна Ивановна, заместитель руководителя муниципалитета района Южнопортовый, видимо, была предупреждена о звонке назойливого журналиста. Объяснить иначе тот факт, что в течение двух дней сотрудник государственной службы не подходит к рабочему телефону, — нельзя. Видимо, журналисты достали. Кстати, корреспонденту из «Новых известий» тоже никаких комментариев не дали. Более того, пригрозили сообщить о его «незаконных действиях» в полицию.

Евгения Чирикова поверила соседям и позвонила по телефону органов опеки: «Я не стала звонить «тихо»: я понимаю, что в нашей стране нужно все делать шумно и чтобы люди тебе верили и понимали, на чьей стороне правда. Я позвонила в органы опеки по громкой связи, попросила представиться и спросила, какие ко мне претензии. И работница опеки ответила, что у них действительно есть документ, в котором написано, что я истязаю своих детей, и что им нужно прийти и проверить, как мои дети живут. Я спрашиваю, что потом, женщина отвечает: «Суд, естественно». Я спросила, знает ли она, что я занимаюсь общественной деятельностью. Она ответила, что ничего про меня не знает, и положила трубку». Тогда защитница Химкинского леса выложила запись в интернет и попросила помощи у сочувствующих. Старшей дочке Чириковой на тот момент было 10 лет.

По словам Евгении, девочка призналась ей, что боится идти в школу: «Я говорю ей, что, если что-нибудь случится, нужно будет подойти к учительнице, на что дочка ответила: «Мам, она меня первая отдаст им». Я поняла, что могу ее защитить, предав огласке эту историю. Я не ожидала такой ответной волны: мне стали звонить женщины и говорить, что они юристы и готовы помочь бесплатно. Мне приходило очень много писем, все готовы были помочь, и десятки людей звонили в эту опеку. И что самое приятное — опека была вынуждена отказаться от своих планов, и передо мной извинились». После этого Евгения Чирикова обратилась в СК с требованием расследовать дело — ложный донос является уголовным преступлением: «Следственный комитет после долгих колебаний принял мое заявление, и оно было снижено до уровня химкинской полиции. Полиция сделала следующее: она опросила моих соседей и написала мне письмо с примерно таким содержанием: «Евгения Сергеевна, мы поспрашивали ваших соседей на предмет, какая вы мама, и выяснили, что мама вы хорошая, детей кормите, на дачу возите, но по вашему заявлению ничего сделать не представляется возможным». В химкинской полиции теперь лежит письмо, в котором черным по белому написано, что я хорошая мама». Чирикова считает, что письмо написали в соавторстве силовики и органы опеки, чтобы ее приструнить, пригрозив тем, что заберут детей.

Общественный договор

Что может предпринять в таких условиях общественность, кроме как оказания посильной помощи и организации сопротивления в целях предотвращения подобных эксцессов в будущем?

В связи с этим хочется отметить положительную тенденцию в подписании соглашений о совместной борьбе против ювенальных технологий. Так, 23 сентября 2013 г. в Красноярске состоялась межрегиональная конференция «Российский взгляд на семейную политику» в ходе которой было подписано Соглашение о сотрудничестве между её организаторами — Красноярской Митрополией Русской Православной Церкви и Общероссийской общественной организацией защиты семьи «Родительское Всероссийское Сопротивление» (РВС).

«Конференция носит исторический характер, некий Рубикон, который мы должны перейти, чтобы цивилизованно, но твердо и настойчиво защищать семью и детство и чтобы призвание быть родителем оставалось в области божественного почитания. Наше дело правое и мы должны победить», – подытожил вступительное слово митрополит Красноярский и Ачинский Пантелеимон.

Как уже было указано, c 2006 года в Российской Федерации начался процесс “деинтституционализации”.

Под политикой деинституционализации следует понимать:

1. существенное сокращение численности детей, находящихся в учреждениях интернатного типа;

2. развитие семейных форм устройства детей, оставшихся без попечения родителей;

3. перепрофилирование детских домов, в частности, в службы сопровождения;

4. создание условий проживания, воспитания и образования в учреждениях, приближенных к семейным (разновозрастные группы, проживание по семейному принципу: кровная или социальная семья).

Внедрение этой политики вызывает множество вопросов, пути решения которых определяются в настоящее время, как на законодательном уровне, так и уровне содержательном. Несмотря на то, что Российской Федерации на сегодняшний день преобладает такая форма устройства как опека и попечительство, в условиях институционализации воспитываются 151 771 ребенок или 23% от общего числа детей, оставшихся без попечения родителей.

Воспитание в учреждениях, по мнению большинства специалистов, это наихудший вариант устройства детей-сирот. Для воспитанников детских домов свойственны психологические, медицинские, педагогические и социальные проблемы.

Согласно проведенному в 2005 году Фондом “Общественное мнение” опросу большинстве своем опрошенные уверены, что основной контингент детских домов составляют дети, попавшие туда при живых родителях – т.е. отказники, и дети из неблагополучных семей, чьи родители лишены родительских прав (об этом говорят 77%, и только 5% опрошенных считают, что воспитанники детских домов – это чаще всего дети, чьих родителей нет в живых). По мнению 15% участников опроса, отказ от своих детей в ряде ситуаций допустим и оправдан.

При этом иногда подразумеваются случаи, когда отказ от ребенка облегчает участь родителей (например, если ребенок тяжело и неизлечимо болен – 3% ответов), но чаще – ситуации, когда помещение в детский дом облегчает участь ребенка: если родители материально неустроенны, нетрудоспособны, если они – несовершеннолетние, если не могут обеспечить ребенку нормальное содержание и воспитание (в сумме 7% ответов); упоминались также и ситуации, в которых ребенка нужно забирать в судебном порядке: если родители алкоголики и в целом детьми не занимаются (в сумме 5% ответов).

По мнению большинства респондентов (79%), воспитанники детских домов отличаются от детей, растущих в семье, – не только тем, что они обделены родительским вниманием и любовью (об этом упомянули 18% респондентов), но и фундаментальными особенностями психики и характера. В основном респонденты говорили о негативном отпечатке детдомовского воспитания – характеризовали детдомовцев как недостаточно социализированных: умственно и психически неразвитых (об этом сказали 10% респондентов), агрессивных и ожесточенных (9%) или, напротив, замкнутых и закомплексованных (7%), беззащитных и неприспособленных к жизни (6%), настороженно относящихся к людям (5%). Некоторые, впрочем, отмечали, что детдомовцы, напротив, гораздо более взрослые, самостоятельные и приспособленные к жизни, чем их сверстники, растущие в семьях (5%).

Итак, в представлении большинства опрошенных, детдомовцы – дети неблагополучные. И хотя только 3% опрошенных думают, что воспитанники детских домов никогда не становятся успешными людьми, преобладает мнение, что они – потенциальные неудачники: 66% опрошенных считают, что они редко добиваются успеха, и только 15% – что часто[57].

Из выше указанного видно, что нахождение ребенка в учереждениях государственного устройства детей-сирот оставляет отпечаток на всю дальнейшую жизнь.

Для решения данной проблемы необходимо активизировать работу по защите гражданских прав воспитанников детских домов и интернатов, исключить случаи физического и психологического насилия над ними в стенах этих учреждений, проводить мероприятия, направленные на укрепление здоровья таких детей, профилактику заболеваний, искоренять факты злоупотребления психиатрией, усилить контроль за распределением и сохранностью жилья выпускников и их обустройством, а также подготовке к самостоятельной жизни. Администрация учреждений для детей-сирот, уполномоченные ведомства и все общество в целом должны активно способствовать социальной активности ребенка, включению его в различные виды практической деятельности, усвоению им социальных норм и социального опыта. В изменившихся социально-экономических условиях необходимо помочь воспитанникам решить проблемы трудоустройства, дальнейшего получения образования и в разрешении иных жизненных ситуаций.

Adblock
detector
Наверх