Если нельзя но очень хочется

Если нельзя, но очень хочется, то можно? История одного иска (Выпуск 19)

Если нельзя, но очень хочется, то можно? История одного иска (Выпуск 19)

Риск, конечно, благородное дело, и иногда, для того чтобы добраться до заветной цели, просто необходимо рискнуть. А есть цели, приблизиться к которым можно аккуратными, тщательно взвешенными и только законными шагами. Использование других вариантов: рискнуть, положиться на авось, рассчитывать, рассчитывать на то, что «пронесет», означает распроститься с этой целью навсегда.

Героя всех романов, посвященных растаманам,

Изысканного сомелье в области кальянов,

Рьяно избегающего всех ролей второго плана.

Входите, перед вами справа венок из пятилистника,

Взять и поделить

REUTERSОдно дело, когда приехавший в Бишкек за социальной справедливостью селянин утащит под шумок пару телевизоров, и совсем другое — когда тащат заводы, колхозы, объекты энергетики и даже целые города. Например, за несколько дней в городе Джалал-Абаде, что на юге Киргизии, трижды поменялся мэр — каждый последующий просто прогоняет предыдущего. А может, уже и не трижды, потому что на момент написания этого материала в мэрию ввалились человек 50 молодых людей во главе с неким Таштанбековым. Он заявил, что некогда был вице-мэром, но был уволен за критику Бакиева. Таким образом, он тоже является оппозиционером и представителем новой власти, а потому мэром отныне будет он.

Таштанбеков с группой товарищей забаррикадировался в здании, предварительно выкинув работников прежней мэрии на улицу. Но события продолжают развиваться, и нет никаких гарантий, что уже к вечеру Таштанбекова не сместит новый мэр от оппозиции.

Или вот история: в поселке имени Карла Маркса есть колхоз, которым много лет руководила Галина Терещенко. Все эти годы она не позволяла этот колхоз разворовать. Пришли к ней на днях и говорят: вали отсюда, ты — бакиевская, а сейчас наша власть. Ну и ушла, не драться же. Правда, через несколько дней местный народ поднялся и прогнал пришельцев, а Терещенко в должности восстановил. Неизвестно, надолго ли.

Достаточно прийти, указать на что-то пальцем и сказать: «Мое!», при наличии крепкой группы поддержки, разумеется. Не у всех, правда, получается, особенно когда хотят проглотить кусок не по чину. Например, один бывший депутат, позиционирующийся как активный борец с режимом Бакиева, захотел поруководить энергораспределяющей компанией «Северэлектро» (при старой власти была приватизирована и продана Максиму Бакиеву), пришел и сказал «мое», но получил по рукам от временного правительства.

Впрочем, само это правительство — структура отнюдь не монолитная и, похоже, недолговечная. Состоит она из людей, между которыми существуют давние трения, а объединяет их одно: все они в свое время были в оппозиции первому киргизскому президенту Акаеву и поддержали Бакиева. Но и он не оправдал их ожиданий, так что пришлось снова переходить в оппозицию.

            Но и с таким подходом, одни получают всё и сразу, а другим не дано, даже если они прикладывают неимоверные усилия. «Достаток и положение решает всё!» – скажите вы и, вероятнее всего, будите, правы, но ведь есть масса примеров обратного. Не имеющий ничего, практически, не прикладывающий ничего для достижения чего-то или кого-то – получает всё.

– Случай, судьба, «лотерейный билет», божий промысел, что ведёт и указывает?
– Что помогает?

Думаю что есть вещи, о которых никто не будет спорить, и поэтому это не обсуждается.
А есть вещи, где можно и нужно ломать правила.

Я так и думал раньше, но столкнулся с тем, что то, что я считал не обсуждаемым запретом, очень даже допускается и считается нормальным. Вывода 1 я – ненормальный для общества. Следствие- меня надо изолировать от общества или мне надо изменить общество.
На самом деле для меня дико, когда люди легко говорят такое “Если нельзя, но очень хочется, то можно”. Считаю, что никогда не буду жить по такому менталитету даже под страхом смерти

Если честно, я немного расстроился. Ездить с таким стеклом — реальное палево, теперь самый обычный черный Прадо заставляет людей поворачивать головы, что уж говорить о полицейских)) Такого внимания я не хотел… Причем, даже если открыть передние стекла, ситуация с лобовым практически не меняется – его всё равно очень и очень заметно.

  • Категория

  • Лицензия

    • Стандартная лицензия YouTube

Тебе никогда не даётся желание, без того, чтоб не давались силы осуществить его… )Неизвестный автор(

Хотелось, как лучше, но с годами это проходит. (Владимир Колечицкий)

Твори, что ты желаешь, да будет то Законом. (Алистер Кроули “Дневник наркотического друга”)

Поэтому
объединение интересов взглядовцев было вполне возможно и успешно именно на
начальном периоде их творческого становления: вспомним – Любимов и Захаров до «Взгляда» работали на радио в иновещании,
Листьев – в редакции пропаганды.
Предвижу удивленные вздохи: как?! Не телепрофессионалы?! Случайно собравшиеся
вместе?! И сразу такой успех, «Взгляд»?!.. Ну, во-первых, люди-то собрались,
очевидно, талантливые. мозги не зашорены известными стереотипами, неизвестно «что
нельзя», а «что можно», да и молодость помогла, которой, как известно, по плечу
любые преграды!–Во-вторых, телевизионная неопытность,
возможно, и сработала для них положительно В-третьих… А в-третьих, никто еще не отменял в
творчестве великое значение господина Случая!.. жизнестойкость телепрограммы.–О том, какое
«лицо» приобрели эти, пожалуй, одни из самых заметных телепредставителей, мы
поговорим чуть позже, а сейчас обратим внимание еще на одно свойство

Если
вспомнить хотя бы наиболее заметные из них за двадцать последних лет – «Клуб кинопутешественников»,
«Кинопанораму», «До и после полуночи», «Время», «Итоги», «7 дней», «12-й этаж»,
тот же «Взгляд», можно заметить, что по самым разным причинам все они имели
(или имеют) различный «срок жизни». Он достаточно долог (или даже вечен), если
говорить о программах новостийных, просветительско-документальных, где
выразительные (художественные!) средства собственно телевидения (если не
считать всего того, что содержат в себе включаемые в программу документальные
материалы, киноленты и пр., снятые не составителями этой программы) – минимальны. Не бедны, нет, а
необходимо минимальны. Главное в них –
как раз эти самые «включенные материалы», дивертисменты. Задача же того, что
«вокруг» (в просторечии чаще всего именуемое совершенно справедливо «обвязкой»,
а не, скажем, драматургией программы с яркими режиссерскими «ходами», активным
действием и т.п.), – не помешать
«начинке». Раз и навсегда найденная форма таких программ, как правило,
непритязательна (каково содержание «обвязки», такова и форма), деликатно
неназойлива и остается «на века» в виде своеобразного «трафарета с дырочками»,
куда вставляются нужные картинки.

При
долгосрочной потребности в тематике таких картинок (новости, предвыборные
дебаты, различного рода диспуты, игры и т.д.) программа может жить очень долго,
лишь изредка (для разнообразия, чтобы ее создатели не возненавидели свою
собственную работу) меняя эту самую «рамку». И уж наверняка меняя «команду»
тех, кто все это делает, ибо творческий человек ни за какие коврижки не будет
жить до пенсии в «трафарете». Но уж коли вся программа создается командой
творцов, и слова «драматургия» и «режиссура» здесь – не для красного словца, и его величество Случай вкупе с
талантом создателей привел к успеху, то… множество примеров свидетельствует о
том, что такое творение проходит свой определенный жизненный срок, о чем можно
говорить в тех же терминах, что и о жизни человека: рождение, расцвет,
старение, смерть.

В
периоды рождения и расцвета находя и оттачивая единственно верные, яркие,
действенные решения, такая программа в итоге не только укладывает в прокрустово
ложе своих создателей (кто же будет просто так, «из принципа», заменять
великолепные, любимые народом черты другими, новыми, рискованными? И когда? На
поиск нет времени, передача должна выходить с точной периодичностью!.. И вообще,
лучше уж тогда придумывать совсем другую программу!..), но и вырабатывает СВОИ
(пусть гениальные!) стереотипы и штампы. А еще время вдруг внесет свои
коррективы, ускорив уже начавшееся старение, за которым, увы… И это – НОРМАЛЬНО! И уход творческих людей
из доказавших свое право на зрительскую любовь программ – тоже нормально!

А
говорю об этом только потому, что все это происходит для многих (молодых)
творческих людей впервые и вызывает беспокойство, даже панику, страх перед
неизвестностью, приступ «самоедства», неуверенности. Потому и считаю своим
долгом предупредить, что все равно происходить это будет и что для творческой
личности это – нормально! На том
и закончим…

– И все? – слышится недоумевающий голос моего терпеливого Читателя. – Новостийные программы, политика,
дискуссии, интервью… Но это же не все!.. Это же вроде бы очевидное,
документальное, как в жизни, да? Это ведь не все?!..

Ну,
конечно, не все. Но, поверьте, было бы бессмысленно пытаться «разложить по
полочкам» ВСЕ направления, жанры, темы, драматургические конструкции и т.п.
теледокументалистики, или, скажем, менее уязвимо, все то на телевидении, что
использует выразительные средства документалистики. Сюда могут приплюсоваться и
передачи, попадающие на телестудиях в разряд «развлекательных»,
«документально-художественных» и даже игровых… Те же «Непутевые заметки» с
Дмитрием Крыловым или «Тихий Дом» Сергея Шолохова, где игровое начало
свойственно и тому и другому. А коли вопрос был задан с
желанием услышать нечто про «другое», не традиционно-очевидное (новости,
репортажи, «тематические» документальные фильмы), а «как бы про документальное»
телевидение, где ВСЕ сочинено, придумано, но документально (?!), то… И
сразу – пример программы, где
создатель ее – как раз режиссер,
хотя он же и автор сценария, что, согласитесь, более чем естественно для этих
двух профессий на ТВ. Это «Канал иллюзий» Валерия Комиссарова.
Ему и слово:

Эта
история началась год назад, когда мы искали персонажа для своей очередной
программы. Почему именно бомжа? Да потому что у бомжа ничего нет, он живет в
ожидании лучшего и терять-то ему особенно нечего. …И, наконец, однажды, на
Пятницком рынке, встретили нашего дорогого Олега Ивановича, 63 лет от роду. В
авоське у него лежали три бутылки портвейна и краюха черного хлеба. Слово за
слово, познакомились и предложили ему: «Ты хочешь, чтобы жизнь твоя стала
краше? Проси у нас все, что твоей душе угодно. А в ответ ты нам расскажешь о
своей жизни». – И ты стал
«золотой рыбкой». – Да-да,
именно «золотой рыбкой». «Что тебе надобно, старче?» – спросил я. «Хочу в баньку», – пожелал Олег Иванович. Пожалуйте баньку. Затем повели его
стричься в «Метрополь». Какой там был скандал! Они кричали: «Да вы что, это
невозможно, это пятизвездочный отель, к нам потом люди ходить не будут!» А Олег
говорит: «Ну, дайте мне хоть раз в жизни побыть в сказке…» Постригли-таки.
Третье желание: приодеться. Повели его в валютный магазин. Покупали все, на что
он показывал пальцем. Приодели в отличный костюм. Затем поужинали. После ужина
говорю: «Давай испытаем судьбу до конца –
сыграем в казино». Согласился. Дали ему фишки на 500 долларов, по 25 долларов
каждая. И тут происходит натуральное чудо –
он ставит и выигрывает, еще ставит –
и снова выигрывает. В общей сложности –
две с половиной тысячи долларов!.. Ну а на следующий день его роскошный костюм
превратился в половую тряпку, на опохмелку он купил бутылку водки за 500
долларов. Остальные 2000 у него забрали невесть откуда
взявшиеся родственники. В общем, остался он, как та старуха, у разбитого корыта…

Вторая мировая. И, напомню, она полыхнула ровно потому, что одному из сумасшедших “так захотелось”.
Короче, нужен ответ. Прямо сейчас нужен ответ!

Adblock
detector
Наверх