Богатые на бедных женятся

ПОСИДЕЛКА ТРЕТЬЯ – КАК ВЫЙТИ ЗАМУЖ ЗА БОГАТОГО. ПРОБЛЕМЫ БОГАТЫХ ЛЮДЕЙ. КОГДА БОГАТЫЕ ЖЕНЯТСЯ НА БЕДНЫХ. Где же и как можно найти богатого жениха?

АННОЙ ЛЕВИНОЙПОСИДЕЛКИ
С
НАЧАЛО
ПОСИДЕЛОК…………………………………………………………….ЮЮЮЮЮЮЮ

АННА ЛЕВИНА
.

Даже профсоюзы почти двадцатикратную разницу в доходах и плоскую шкалу налогообложения, видимо, считают справедливой.

Во всяком случае, никаких серьёзных акций замечено не было.

Психологи утверждают, что хроническая бедность превращает человека в жертву. Она затягивает как трясина и лишает воли. Так вот, может быть, и защитники трудящихся заразились «синдромом жертвы»?

У Венди и Руперта, как и у Гейтсов, служебный роман перетек в свадьбу.

Красавица китаянка работала в гонконгской телекомпании Star TV, входящей в империю Мердока. На корпоративной вечеринке в Гонконге они и познакомились. Это было в 1997 году. В 1999-м они поженились. Для 30-летней Венди это был второй брак, для 68-летнего Руперта – третий. Свадьба состоялась через три недели после развода Мердока с супругой Анной-Марией, с которой он прожил 32 года.

Сейчас супруги живут на Манхэттене, у них двое детей. Венди сделала неплохую карьеру в мужниной корпорации. В последнее время она руководила китайским крылом соцсети MySpace, а пару недель назад муж-работодатель продал убыточный сайт. Есть подозрение, что Венди недолго сидеть в домохозяйках…

Следующим был принц, попавший под обаяние скромной и трудолюбивой Золушки. Несмотря на то, что карета была сделана из тыквы, а платьем и туфельками можно было пользоваться только до полуночи, эта милая девушка смогла завоевать сердце капризного принца. И, как в любой сказке, жили они долго и счастливо.

Диана кивнула. Да, ей нужны были деньги, она говорила.

Я распрощалась с девушкой и продиктовала ей свой домашний, чтобы она могла позвонить мне.

Джозеф бережно понёс меня к машине. Он хмурился каждый раз, когда моё лицо морщилось. Он точно не понимал, что происходило. Отец не проронил ни слова, только задумчиво осматривал меня и моё бедро, на котором была кровь.

Все мы сели в одну машину. Нас было четверо: водитель, отец, сидящий рядом с водителем и мы с Джозефом, сидящие на заднем сидении. Мне пришлось вернуть Диане куртку, поэтому я сидела в одном белье. Сиденья были с подогревом, да и вообще отец включил печку так, чтобы было тепло и я могла согреться.   

Неожиданно Джозеф повернулся ко мне.

– Покажи мне спину, – приказал он. Отец обернулся и вопросительно посмотрел на него.

Я сидела и ничего не делала, а он с каждой секундой моего молчания напрягался всё больше.

– Почему мы не едем? – спросила я у водителя, стараясь не обращать внимания на этих двух мужчин, которые прямо-таки были готовы придушить меня за то, что я ничего не рассказываю.

– Мы не поедем, пока я этого не прикажу, – спокойно объяснил Джозеф. – А я не прикажу этого, пока не увижу твою спину.

– Какого чёрта тебе нужна её спина? – возмутился отец.

Видимо у него закончилось терпение потому, как он аккуратно  повернул меня к себе спиной и убрал волосы со спины.

– Что это? – серьёзным тоном спросил Джозеф.

Чёрт! А я думала, что он провел ночь с Ханной. Почему он не сказал мне? Что за чёрт, почему он так беспокоился, что даже бросил Ханну?

– Что вам нужно от меня? – это был логичный вопрос.

– Лично мне от вас ничего не нужно, нужно моему нанимателю. Он очень заинтересован в Эджен, в мисс Энбри и вы можете помочь ему, поэтому Эмма вы и нужны.

– Мы с ней не друзья, – возразила я. – Тем более я уезжаю из города.

На мгновение мужчина отвлекся от дороги и посмотрел на меня в зеркало.

– Мистер Кондлер хочет жениться на девушке и вы в курсе этого. Вы можете помочь нам с этим. Вы не можете уехать.

– Вы не имеете права указывать мне, что делать, куда ехать и как жить! Может отпустите меня или перейдете наконец-таки к делу! – прошипела я в ответ. Мне не очень-то и хотелось находиться в этой машине.

Мужчина вздохнул.

– Ты знакома с ними, а моему нанимателю нужен человек, который вхож в их круг. Я выбрал тебя на эту роль.

Мисс Пауэлл – основательница компании по производству экологически чистых продуктов – читала там лекции. Сторонник здорового образа жизни и вегетарианец Стивен заинтересовался и лекциями, и красавицей, которая несла их в массы. И в 1991 году Джобс и Пауэлл сыграли свадьбу. Лорен родила «яблочному» магнату троих детей и удочерила внебрачную дочь Стива Лизу, которая родилась до его знакомства с женой. Сейчас супруга Джобса руководит несколькими общественными организациями.

Говорят, в минуты нежности Стив зовет жену «яблочко мое».

Мелания Трамп. Муж – строительный магнат Дональд Трамп (состояние – $2,7 млрд.)

Экстравагантного миллиардера (а также актера, продюсера, телеведущего, писателя и т. д. и т. п.) женщины обожают.

                           Глава 5
– Скажи Ханне, что у неё красивое платье, – прошептала я на ухо Джозефу и отправила к ней. Я не хотела этого делать. Он мне нравился, а просто взять и отдать парня своей мечты в загребущие руки Ханны было очень тяжело.
Джозеф одел на себя улыбку и пошёл к ней. Он прошептал ей что-то на ухо и она заулыбалась, видимо и правда сделал комплимент по поводу её платья. Оно и правда было восхитительным: красным, длинным, отделанным как я подозреваю бриллиантами. Она выглядела как с обложки, но она и так была девушкой с обложки.
Я стояла и издали наблюдала за тем, как Джозеф и Ханна о чем-то улыбаясь разговаривали. Им было хорошо и весело. Меня это злило, но когда он поцеловал её, мне стало совсем не по себе. Я залпом выпила два бокала белого вина и пошла танцевать с каким-то парнем лет 27, который очень настойчиво просил с ним потанцевать.
Слава Богу он не стал ко мне приставать, хотя я сразу предупредила его, что на большее ему не стоит и рассчитывать.
На протяжении следующего часа я отбиваясь от парней и мужчин, а  Ханне вручили награду за самый лучший голос и исполнение. Она очень хорошо сыграла на публику: раскидывалась словами благодарности и всё в таком духе. Джозеф поддерживал ее и постоянно улыбался. У него была такая же улыбка, как у меня: такая же насквозь фальшивая.
Ханна даже исполнила мою самую первую песню. Точнее, ну как исполнила, просто включили мою запись, а она открывала рот. Все стояли и завороженно смотрели на неё, все видели в ней что-то особенное, но не я. Мой голос действовал на меня не так опьяняюще.
Все слушали её открыв рты. Да уж, а я раньше и не замечала, насколько сильно люди были восхищены мной. Джозеф стоял очень близко к небольшой сцене и с интересом наблюдал за Ханной. В этот момент я поняла, что я здесь абсолютно лишняя и не только потому, что в какой-то степени мешаю Ханне и Джозефу, а еще и потому, что здесь собрались очень богатые люди. Я не принадлежала к этому классу. У меня не было денег даже на то, чтобы помочь маме оплатить коммунальные за дом.
Я горько ухмыльнулась и направилась к выходу. Никто не обратил на меня внимания. Ну конечно, они ведь смотрели на Ханну.
Я вышла на улицу. Было уже около десяти и было довольно холодно.
– Мисс Эвенберри! – окликнул меня немолодой мужчина и вышел из машины.
Я с подозрением покосилась на него, а он открыл мне заднюю дверь мерседеса. От удивления я даже забыла как говорить. Видя моё удивление, он слегка улыбнулся и пояснил.
– Я от мистера Кондлера, он просил довезти вас до дома.
– Ох уж этот мистер Кондлер! – недовольно прошептала я, но  мужчина всё таки меня услышал. – Спасибо, но нет, я сама доберусь до дома.
Я развернулась в другую сторону и пошла, не обращая внимания на растерянного, потрясенного и рассерженного мужчину.
– Мисс Эвенберри! Вернитесь и сядьте в машину! – мужчина догнал меня и схватил за руку. Такой наглости я не ожидала. Мне стало даже немного страшно.
– Какого черта вы вытворяете?! – спросил он у меня, грозно посмотрев в мои глаза.
– Это вы какого черта вытворяете?! – прошипела я вырываясь. – Я никто для мистера Кондлера, поэтому опекать меня ни к чему, я сама доберусь до дома!
Я была зла и решительно настроена. Я со всей силы дернула рукой и выпуталась из его хватки.
– И не смейте за мной идти, иначе я буду кричать! А кричу я очень громко!
Я видела как мужчина сжал челюсть и у него появились желваки. Он был в ярости. Я даже испугалась. С чего бы ему так заставлять меня сесть в чёртов мерседес? Джозеф наверное предупредил бы меня, хотя с другой стороны зачем ему довозить меня до дома? Я же никто для него.
Внутри меня росла тревога. Я кое-как взяла себя в руки и свернула в темный двор. Мужчина сел в машину и уехал. Это жутко  странно. Разве он не должен был ждать Джозефа?
Неужели этот мужчина был не от него? Я ужаснулась от этой мысли и по всей коже побежали мурашки. Я и не заметила, как подошла к знакомому дому. Здесь жил Тобиас и судя по тому, как громко  играла музыка, у него вечеринка. Что ж, думаю, мне стоит зайти. Против он точно не будет.
Я не стала даже стучать, а просто открыла дверь в дом. Везде горел свет, везде были люди со стаканчиками пива. Все веселились, а некоторые даже зажимались. Я ухмыльнулась и пошла искать Тобиаса.
Через пять минут пиханий через толпу, я всё таки его нашла. Он был на заднем дворе, там, где у него было джакузи, которое он совсем недавно приобрел для себя.
Там он сидел вместе с двумя девушками. Да, он был чертовски красив! Особенно со своими мокрыми темными волосами.
– Эмс! Иди к нам! – крикнул он заметив меня и помахал рукой.
– У меня нет купальника! – я улыбнулась и провела руками от груди до бедер, демонстрируя то, что я одета не соответствующе для джакузи.
– А он разве тебе нужен? – он повёл бровью.
Да он издевался! Я взяла с кресла, стоящего совсем недалеко, его майку и кинула в него.
– Одевайся! Я хочу, чтобы ты сделал мне татуировку!
– У тебя что-то случилось? – его лицо стало серьёзным.
Я всегда делала тату, если что-то случалось, если что-то меня очень сильно беспокоило. А сейчас было именно так. Я помогала Джозефу, который мне нравиться, сойтись с Ханной, которая выдаёт себя за меня.
Я ничего не ответила, но Тобиас слишком хорошо меня знал.
– Извините девушки, мне пора идти, но обещаю, что скоро вернусь, – он сказал это так наигранно нежно, но я не сдержала улыбки. Ох уж этот ухажер!
Тобиас оделся, подошел ко мне и, обняв за плечи, мы пошли в дом.
– По какому случаю вечеринка? – поинтересовалась я, заметив в зале шарики и какую-то растяжку с поздравлением, но не могла прочитать слова, написанные на ней.
– Амеллу взяли на проект, теперь у неё есть шанс стать певицей.
Я была рада за Амеллу. Мы никогда не были с ней хорошими друзьями, но я желала ей только добра. Она умела петь, она хотела петь и теперь у неё есть шанс. Когда-то у меня он тоже был, но я его упустила. Я, возможно, и могла бы вернуться на сцену, но моё место уже занято. Ханна сняла маску на одном из выступлений и теперь все знают, что она “Эджен”.
– Прости, я не хотел, чтобы ты грустила, – сказал Тобиас и обнял меня крепче.
– Ничего, всё нормально, я рада за неё, –  слегка улыбнувшись ответила я.
Мы дошли до его комнаты и он вежливо впустил меня первой.
– Неужели мы прошли через всю эту толпу! – выдохнул Тобиас. – И так, сестрёнка, какую татуировку ты хотела сделать?
Он снял майку, открывая мне свой накаченный пресс и татуировки.
Ах да, забыла сказать, он мой брат, точнее двоюродный брат по материнской линии. Я не знаю, есть ли  у меня родственники по отцовской линии, потому что мама никогда не говорила со мной на эту тему, а когда я сама задавала вопросы, то она тактично меняла тему. Должна признать делала она это мастерски. Я сразу забывала о том, что спрашивала, а когда выросла, то совсем перестала задавать вопросы, потому что видела, как маме тяжело объяснять мне то, что я скорее всего и не пойму.
– Я подумывала о тех звездах, что ты предлагал мне в прошлый раз, – я невинно улыбнулась.
– Я же говорил давай сделаю, а ты заладила, что “нееет”, – он спародировал меня и я рассмеялась.
– Ну прости, тогда я просто не хотела, а теперь понимаю, что была не права и теперь хочу, – я села на стул и положила правую руку на стол.
Тобиас улыбнулся, достал из шкафа татуировочную машинку, одел перчатки, заправил машинку черной краской и вообще сделал всё что нужно, но я перестала смотреть туда. Несмотря на то, что я уже делала татуировки, мне всё равно было страшно. Я не знаю почему.
– Готова? – наконец-то спросил он, исподлобья посмотрев на меня.
Так он выглядел очень красивым. По нему столько девушек с ума сходит, а он всё говорит, что ему никто не нравится, кроме меня. Конечно же он шутит, просто не хочет говорить мне, кого на самом деле любит. Да и вообще с такой красотой, он был застенчив.
– Да, – кивнула я, сделала глубокий вдох и выдохнула. – Начинай.
Он включил машинку и иголка впилась мне в кожу. Я бы даже сказала, что она доходила мне до кости. Было очень больно, даже кровь пошла.
Во время всего процесса мышцы руки невольно дергались, Тобиаса это злило и я прямо видела, как он сдерживает себя. Я отказалась от анестезии, просто после лечебницы и таблеток, которыми меня пичкали, этого лучше не делать.
Спустя час татуировка была нанесена и Тобиас прекратил эти мучительные действия. Кожа немного разбухла от многократных ударов иголки, поэтому мне всё ещё казалось, что мне набивают тату.
– Получилось очень красиво, ты хорошо постарался, – улыбнулась я так, насколько могла в этот момент, а могла я не много. Рука болела. Три большие черные звезды красиво переходили во вторую мою татуировку: в ту, где было написано “Эджен” и были птички.
– Мои работы всегда очень красивы! – как само собой разумеющееся сказал Тобиас, аккуратно вытер руку от крови, обработал её и закрыл впитывающей салфеткой. Всё это время я только и делала, что морщилась, когда он дотрагивался до кожи. – Болеть будет еще долго, но ты и сама это знаешь. Рассказать правила или сама знаешь?
– Знаю, – недовольно пробурчала я, а он смотрел на меня с недоверием, поэтому пришлось проговорить ему основные моменты. – Снять салфетку через час, промыть её мылом, аккуратно промокнуть полотенцем, намазать мазью, ничем не закрывать, повторять процедуру каждые 4 часа, не чесать, да и вообще не трогать, носить свободную одежду, чтобы не натирать кожу, не купаться, не пить, не загорать на солнце. Вот видишь? Я всё знаю.
– Но не выполняешь, – укорительно сказал Тобиас складывая машинку.
– Я не виновата, что она чешется! – возмутилась я и хотела сложить руки на груди, но затем вспомнила, что лучше этого не делать.   
Он хмыкнул и замотал головой.
– Ты останешься или пойдешь домой?
– Наверное я лучше останусь, – посмотрев на руку сказала я и встала со стула.
– Можешь поспать в моей комнате и да, не забудь про процедуры, а я пойду праздновать дальше, – он аккуратно обнял меня, поцеловал в макушку и вышел.
Я посмотрела на часы. Было около 12. Я поплелась в комнату Тобиаса, попутно доставая из сумки телефон.
Пропущенные от мамы. Я быстро набираю ей смс.
“Я сделала новое тату.
Переночую у Тобиаса.
Если будут спрашивать, то ты не знаешь, где я.”
Я положила телефон в карман и открыла дверь.
Комната Тобиаса мне очень нравилась, особенно тем, что там была ванная, которая была мне необходима для процедур.
Комната была большой и была сделана в темных тонах. В ней стояла кровать, а по бокам от неё стояли прикроватные тумбочки, напротив неё, на стене, висела плазма, справа был шкаф-купе и зеркало в пол. Слева было окно во всю стену, закрытое шторами.
Я скинула с себя одежду и драгоценности. Взяла в шкафу длинную майку Тобиаса, закрыла дверь на ключ, чтобы никто не вошел и легла в кровать.
Я жутко устала и хотела спать, но спать мне было нельзя. Через час нужно было снять салфетку, а через 4 часа проделать процедуры. До часа ночи я решила, что спать не буду, поэтому взяла ноутбук, чтобы полазить по сети или посмотреть что-нибудь.
Через час я сняла салфетку, промыла руку и намазала её залечивающей мазью. Проделывать всё это было больно, но в принципе терпимо, в сравнении с тем временем, когда мне делали крылья на спине. Это было адом.
Я снова легла на кровать, навела будильник на электронные часы Тобиаса, а свой телефон выключила. Мне очень хотелось спать и хотелось, чтобы боль прошла. Слава Богу брату хватило ума выключить музыку и теперь были слышны только разговоры. Я легла по-удобнее и уснула.
В пять утра зазвонил будильник. Я не сразу поняла, где нахожусь. Я еле открыла глаза и поплелась в ванную, чтобы снова проделать процедуры.
Через пять минут я уже была в кровати и наводила себе будильник на 9 часов для следующей процедуры. Я была такой уставшей и такой не выспавшейся, что сразу же уснула, не успев даже подумать о чем-нибудь или ком-нибудь хорошем.
Этот ужасный будильник, который и без того сильно меня раздражал полетел в стену, но его преимуществом было то, что он не разбивался, а начинал звонить еще громче. Мне пришлось встать и выключить его.
Я снова проделала эти уже надоедающие мне процедуры и снова вернулась в кровать, я решила поспать еще 4 часа.
В час он снова зазвонил, но мне хотелось спать еще больше, но всегда, когда я спала так много, мне казалось, что я уже не проснусь никогда, потому что спать хотелось только больше и я проваливалась в сон без воли.
Я встала, проделала процедуры, привела себя в порядок, умылась и приняла душ.
Из одежды у меня было только моё платье, ведь я не знала, что пойду к Тобиасу, но к счастью у него остались мои черные штаны, которые я так давно не могла найти. Я оставила себе его футболку и ещё нашла в его шкафу свой легкий черно-белый кардиган.
Я положила платье и драгоценности в свою сумку и спустилась вниз. Половина вчерашней толпы уже разошлась, а некоторые всё ещё спали: кто на диване, кто на полу. Тобиас не спал, а руководил теми, кто уже проснулся, заставляя их убирать дом.
Я взяла в холодильнике яблоко, помыла его и откусила.
– Ну ладно, Тобиас, я пойду, – немного прожевав сказала я и обняла его.
– А почему она не убирается? – возмутилась какая-то блондинка.
– Потому что она не устраивала весь этот бардак, – он ухмыльнулся и обвел рукой помещение.
Девушка недовольно надула губки, наивно полагая, что Тобиас отстанет от неё и отпустит домой, но его никогда это не подкупало и это знали все. Но видимо попытаться стоило.
– Пока, Эмс, – он улыбнулся и я вышла на улицу. 
Глава 6
Домой я дошла без происшествий. Ну почти. Всего на всего сломала каблук и мне пришлось идти босиком. Это чудо, что я не напоролась на стекло.
Когда я подходила к дому, меня насторожило то, что возле него стоял черный мерседес, а недалеко от него, у наших соседей ещё один, но не такой дорогой. А насторожило меня это потому, что я прекрасно знала соседей и денег на такую машину у них уж точно не было, а ещё там сидел человек. Да, стекла были затонированы, но я всё же видела там мужчину.
Я быстрее пошла к дому. В машине тоже сидел мужчина, но видела я его в первый раз.
Я осторожно открыла дверь в прихожую, поставила туфли на пол и туда же кинула сумку. На кухне я слышала негромкий голос мамы.
Я не раздумывая пошла туда.
Стив обнимал маму. Она была напряжена и явно растеряна, но при виде меня сразу расслабилась.
– Слава Богу, – выдохнула она, закрыла глаза прогоняя не прошенные мысли. – Где ты была?
– Я же написала тебе смс, – закатив глаза ответила я и выпила воды.
– Ты не писала мне смс.
Я нахмурилась, достала телефон из кармана и включила его. В нём было много пропущенных: 15 от мамы, 4 от Лиссы и 1 от Тобиаса. Я просмотрела отправленные смс.
– Извини, мам, видимо забыла отправить, – я подошла к ней, поцеловала и направилась к выходу, но мама остановила меня.
– К тебе там гость, я оставила его в твоей комнате.
Я обернулась, нахмурилась, но мама ничего не сказала. Я напряглась. Кому я могла понадобиться?
Я немедленно пошла в комнату. Открыла дверь и от удивления у меня открылся рот. Это был Джозеф. Он сидел за моим столом с ноутбуком, но не с моим. Он был одет всё в тот же смокинг.
“Видимо ночь у него была настолько увлекательна, что времени заехать домой и переодеться у него не было”, – подумала я, прежде, чем он повернулся.
– О, да ты вернулась! – его тон был очень и очень недовольным, создавалось впечатление, что он мой муж, а я шлялась где-то без его ведома всю ночь. Ну уж нет, он не имеет права говорить со мной в таком тоне.
– Да вернулась, – непринужденно ответила я, прекрасно понимая, что могу разозлить его. Я не знала кто он, но точно знала то, что Джозеф богат, а иметь богатого врага это не очень хорошо.
Он захлопнул ноутбук и встал из-за стола.
– Где ты была? – спросил Джозеф, встав на расстоянии вытянутой руки от меня, сложил эти самые руки на груди и смотрел мне прямо в глаза. Наверное он думал, что я не устою под его пронзительным взглядом и отведу глаза, но нет, со мной такое не пройдет.
– Какая тебе разница, Джозеф?! Это ведь тебя не касается! – возразила я, не самым спокойным тоном, сверля его глазами.
– Меня касается всё, что ты делаешь! – прошипел он и сжал челюсть.
Я нахмурилась. Его касается всё, что я делаю? С каких это пор? Он же хочет жениться на Ханне!
– Тебя это не касается, Джозеф! Следи лучше за своей будущей жёнушкой! – прошипела я в ответ, а он разозлился. Сильно разозлился, я даже видела, как он напрягся и сдерживал себя, чтобы не подойти ко мне и не прибить. Думаю, на него еще никто не кричал. – Да, я согласилась тебе помочь, но ты не обязан со мной нянчиться! Ты не должен приходить ко мне или подсылать своих водителей! А теперь будь добр, едь к себе домой!
Я открыла дверь своей комнаты, кивая в сторону выхода.
Он подошел ко мне и я попятилась. Джозеф закрыл дверь и прижал меня к ней спиной. Мне стало не по себе. Я попыталась оттолкнуть его правой рукой, но он схватил её и я завопила. Он схватился именно там, где была татуировка.
Джозеф сразу же отпустил мою руку и нахмурился.   
– Извини.. я не хотел, – рассеяно пробормотал парень и провел ладонью по волосам.
Я обратила внимание на белый рукав моего кардигана, который медленно становился алым. О нет! Пошла кровь, а это очень плохо. Хорошо, что здесь нет Тобиаса, иначе бы он сразу же меня за такое прибил.
– Почему у тебя идет кровь? – Джозеф напрягся, я бы даже сказала, что он был обеспокоен.
Я вышла из комнаты и направилась в ванную. Судя по шагам позади меня, Джозеф пошел за мной следом. Я закатала рукав и сунула руку под воду. Вода успокаивала.
– Я сделала новое тату, – решила пояснить я, видя, что Джозефа пугает неизвестность. Он не заметил её, поэтому и не понимал, почему идет кровь.
– Прости меня, – прошептал он и положил свои руки мне на печи. – Ты говорила что-то о водителе, который хотел довезти тебя до дома, что он сказал?
Судя потому, что Джозеф спрашивает, то тот мужчина был явно не от него. Внутри меня всё сжалось. А если бы я села в ту машину? Что было бы тогда?
Я подняла голову и наши взгляды встретились. Видя ужас на моём лице, он поцеловал меня в макушку я немного смутилась и  расслабилась.
– Он сказал, что от тебя, что ты велел отвезти меня домой. Когда я отказалась от “твоих” услуг, он схватил меня за руку и спросил: “что я вытворяю”, я в свойственной мне манере огрызнулась и спросила тоже самое, – Джозеф ухмыльнулся. – Он отстал от меня только тогда, когда я пообещала ему закричать.
Я так понимаю, он был не от тебя?
– Правильно понимаешь, – по моему телу пробежали мурашки. – Твоя привычка делать всё наоборот возможно спасла тебе жизнь.
Его голос был серьёзным. Боже, куда я опять вляпалась?!
Я аккуратно вытерла воду с руки и намазала мазью.
– Как там с Ханной? – спросила я идя ко мне в комнату.
– Нормально, кстати, сегодня у неё концерт..
– Я пойду и так уже обещала Лиссе, – я не дала ему закончить, но похоже он был даже этому рад потому, что ему не пришлось просить меня. Он ведь этого не любит.
– Хочешь, я пришлю тебе водителя? Или куплю билет? Они ведь очень дорогие.
– Я понимаю, что у тебя много денег, но не стоит тратить их на меня, лучше купи что-нибудь Ханне. Цветы или какую-нибудь подвеску с бриллиантами. Девушки это любят.
Боже, как же это сложно помогать Ханне заполучить парня моей мечты, как бы я сейчас хотела наброситься на него.. Так! Мысли! Стоп!
– Я приму твои советы к сведению, – он устало потер лицо ладонями.
– Тебе нужно отдохнуть, едь домой, – скомандовала я и он кивнул. Он выглядел очень усталым и серьезным. Даже знать не хочу чем он занимался целый вечер. Хотя что тут знать, он точно провёл ночь с Ханной.
– Ладно, жду тебя в семь на входе. Отправлять для тебя водителя не буду, так что не верь тому, кто скажет, что будто бы от меня.
Я кивнула, Джозеф подошёл ко мне ближе и на его серьёзном лице появилась легкая улыбка. Он погладил большим пальцем мой  подбородок, а затем оттянул мою нижнюю губу вниз. Я тяжело задышала, а он улыбнулся и поцеловал меня в губы. Этот поцелуй был легким, нежным и коротким, но мне показалось, что прошло несколько минут.
Когда я открыла глаза, его уже не было, но я до сих пор чувствовала его вкус на своих губах.
Я совершенно не понимала его. Он женится на Ханне, но целует меня. Черт, наверное я ему нравлюсь, хотя как может нравиться не особо красивая и очень худая девушка такому недосягаемому красавчику, как Джозеф? Скорее всего он просто хочет меня использовать, но от чего-то мне хотелось быть использованной. Джозеф разобьет мне сердце. Оставлю-ка я лучше свои мысли на ночь, сейчас мне не хочется об этом думать.
Я созвонилась с Лиссой. Мы договорились, что она зайдет за мной в 18:00 и мы вместе пойдем на концерт.
Я решила одеть легкое черное платье, до колена и балетки. С волосами я ничего не стала делать. Проделала все процедуры с татуировкой и взяла с собой успокоительное. Это так, на всякий случай, если мне вдруг станет неприятно видеть Ханну.
Я собралась было выходить, как меня остановила мама.
– Мне нужно поговорить с тобой, – на ней лица не было.
– Мам, что случилось? Кто-то умер? – я подошла к ней ближе, внутри меня всё сжалось от беспокойства и страха. – Что случилось? – вновь повторила вопрос я и потрясла её на плечи.
– Я бы сказала восстал из мертвых, – с истерической улыбкой ответила как будто бы сама себе ответила мама.
– Мам, ты не в себе, прими таблетку и поспи, – предложила ей я, обняла и собралась отвести её в комнату, но та аккуратно схватила меня за левую руку, развернула к себе лицом и посмотрела мне в глаза.
– Мы уезжаем отсюда сразу же, как только ты придешь с этого дурацкого концерта, на котором тебе лучше не появляться.
– Зачем нам уезжать? Я же не собрала вещи? Да у меня тут друзья, работа и.. долги! Я не могу уехать не заплатив Майклу, он же из-под земли нас достанет!
– Я сама соберу твои вещи и выгребу всё из твоих тайников, найдешь себе новых друзей и не стоит тебе встречаться с тем парнем, – мама несомненно имела в виду Джозефа. – Я разберусь с Майклом. Если мы не уедем, то проблем у нас будет гораздо больше. Прошу тебя, Эмма, не делай глупостей и возвращайся домой. Не задавай вопросов, просто возвращайся.
После таких слов мне больше ничего не хотелось. Я не хотела уезжать отсюда, я привыкла к этому городу. Раз в два года мы переезжали, но мама никогда не говорила почему мы это делали.
И вот даже сейчас моя любимая мамочка этого не сделала, хотя должна отдать ей должное, раньше она всегда что-то выдумывала.  Сейчас же она не увиливала, а просто сказала, что нам пора съезжать отсюда. Боже, как же я буду жить без Лиссы или Тобиаса или.. Джозефа.
– Малышка, тебе уже пора. Хорошо тебе погулять, милая, – она обняла меня и поцеловала в макушку.
Вскоре за мной зашла Лисса, я ничего ей не сказала, чтобы не портить этот вечер и ещё я просто не любила прощаний. Это было слишком тяжело для меня.
– С тобой всё в порядке? – спросила подруга, когда мы стояли в очереди за билетами.
– Да, – фальшиво улыбнувшись ответила я и снова углубилась в свои мысли.
Когда мы наконец-то купили эти чертовы билеты, то прошли ко входу. Недалеко и правда стоял Джозеф. Он заметил меня, улыбнулся и ушел. Это было странно. Он что меня избегает? Ну и ладно, всё равно он больше никогда меня не увидит. Да и найти вряд ли сможет. Мама снова поменяет мне документы и я распрощаюсь с Эммой Джулией Эвенберри и стану какой-нибудь Люси Де ля Вега. Понятия не имею, что она придумает на этот раз.
На самом деле я и понятия не имею, какое у меня настоящее имя  и какая настоящая фамилия. За 18 лет я сменила около 6 имён. Мы бежали отчего-то, но я понятия не имела от чего. Либо я, либо мама во что-то вляпались.

                            Глава 7
Концерт Ханны проходил под открытым небом. Площадка была огромной, да и людей было слишком много. Кое-как мы с Лиссой пробрались поближе к сцене. Я исцарапала себе все руки о женские сумочки и ногти. У меня будет много синяков.
Я больше не видела Джозефа. Он ушел куда-то, наверное к невесте.
Через минут десять концерт начался и Ханна вышла на сцену, без маски конечно же, в черном платье и на огромных каблуках. Толпа взорвалась, начала кричать и аплодировать. Ханна пела и все завороженно слушали её и на этот раз даже я, потому что это будет последним разом, когда я слышу это здесь в живую. Да, возможно Ханна приедет с гастролями в город, который выбрала мама, но это ведь не точно.
Когда концерт закончился все начали расходиться.
– Я хочу взять у неё автограф! – сказала Лисса и побежала за кулисы. Да, она действительно была фанаткой.
Я осталась ждать её на том же месте. Я стояла ровно напротив сцены, посередине. Вспомнив то, что  чувствовала, когда находилась на ней, я невольно улыбнулась и на глазах появились слёзы.
– Мисс Эвенберри, – неожиданно кто-то положил руки мне на плечи, я вздрогнула, голос был мне не знаком. Я медленно повернулась и, как оказалось, это тот самый мужчина, пытавшийся затащить меня вчера в машину, я дернулась и хотела закричать, но он успел закрыть мне рот рукой. – Я не буду вас трогать, если вы меня не спровоцируете.
Чёрт! Я определенно во что-то вляпалась. Против моей воли он потащил меня к машине. Я пыталась вырваться, но не смогла. У него была очень сильная хватка, да и он часто прикасался к моей недавно сделанной татуировке, которая болела, отчего я морщилась.
Мужчина кинул меня на заднее сиденье и заблокировал двери.
– Что вам от меня нужно? – спросила я, пытаясь избавиться от паники охватившей меня, а он завел машину и мы поехали.
– Видите ли, вы являетесь человеком, знающим мистера Кондлера и мисс Энбри, – он имел в виду Ханну.
– Я знаю его всего несколько дней, как и мисс Энбри, – фыркнула я.
– Тем не менее этого было достаточно, чтобы он привязался к вам. Он никогда и ни к кому не ездил домой, а уж тем более не переворачивал весь город в поисках одной единственной девушки, – прошипел в ответ мужчина, не отрывая своего внимания от дороги.
– Что вы имеете в виду? – спросила я, хотя, кажется, я и так это понимала.
– Заметив то, что вы исчезли с вечеринки, он попытался найти вас, а затем позвонил вашей матери через час, чтобы убедиться, что с вами мисс всё в порядке. Когда ваша мать сказала, что вы не дома, то Джозеф поднял на уши весь город, чтобы найти вас. Он бросил все дела и провёл ночь у вас дома: в вашей комнате.
Чёрт! А я думала, что он провел ночь с Ханной. Почему он не сказал мне? Что за чёрт, почему он так беспокоился, что даже бросил Ханну?
– Что вам нужно от меня? – это был логичный вопрос.
– Лично мне от вас ничего не нужно, нужно моему нанимателю. Он очень заинтересован в Эджен, в мисс Энбри и вы можете помочь ему, поэтому Эмма вы и нужны.
– Мы с ней не друзья, – возразила я. – Тем более я уезжаю из города.
На мгновение мужчина отвлекся от дороги и посмотрел на меня в зеркало.
– Мистер Кондлер хочет жениться на девушке и вы в курсе этого. Вы можете помочь нам с этим. Вы не можете уехать.
– Вы не имеете права указывать мне, что делать, куда ехать и как жить! Может отпустите меня или перейдете наконец-таки к делу! – прошипела я в ответ. Мне не очень-то и хотелось находиться в этой машине.
Мужчина вздохнул.
– Ты знакома с ними, а моему нанимателю нужен человек, который вхож в их круг. Я выбрал тебя на эту роль.
– Да почему я? Я знаю их несколько дней! – я снова попыталась втолковать это ему.
– За эти несколько дней вы вошли к нему в доверие и нет сомнений в том, что вы знакомы с мисс Энбри. Эта девушка интересует моего нанимателя. Мой наниматель – её отец, Джейми.
Так, стоп! У неё же есть отец и насколько я знаю это её биологический отец, но его зовут не Джейми! Может это мой отец? Ведь это я настоящая Эджен, а Ханна всего лишь заняла моё место. Эта мысль заставила меня насторожиться. Это было логичным. Я решила узнать подробнее.
– Её отец? А как давно вы следите за ней?
– Он знал, что это его дочь, но не знал как она выглядит. После того, как девушка сняла маску, я стал следить за ней, – сухо пояснил мужчина. Ему определенно не нравилось, что я задаю  вопросы.
Получается, что всё-таки речь идет обо мне. Я была потрясена и растеряна. Мама никогда не говорила мне об отце, а сейчас я узнаю, что он ищет меня. Но вот только зачем? столько лет прошло.
– С вами всё хорошо? – вырвал меня из мыслей мужчина, я посмотрела на него как-то слишком отстраненно.
– Да, – рассеянно пробормотала я. – Зачем ему это нужно?
– Нужно что?
– Вмешиваться в её дела.
– Он не хочет, чтобы она выходила за мистера Кондлера, это означало бы.. – он не закончил фразу и кажется не собирался её заканчивать.
– Означало бы что? – спросила я.
– Я не имею права говорить об этом, – как-то слишком серьёзно ответил мужчина. – Могу сказать только то, что он не любит её. Он хочет жениться, чтобы использовать. Не спрашивайте как, не скажу.
Какого черта здесь вообще творится?
– Куда вы меня везете? – спохватилась я.
– Домой, – он хмыкнул. – Ты же уезжаешь из города, поэтому нет смысла использовать тебя.
О нет! Теперь я точно отсюда не уеду. Маме придется всё мне рассказать! Ух, как я зла!
– Эджен.. Какое у неё настоящее имя? – спросила я, когда мы были уже недалеко от дома.
– Ханна Энбри, – немного настороженно произнес мужчина, думаю, он понял, что я что-то знаю и не договариваю.
– Нет.. я имею в виду настоящее имя, ведь Энбри – это фамилия,  как оказалось, её приёмного отца, так что она никак не может быть Энбри.
– А я думал ты глупая, – ну спасибо, я разозлилась. – Имоджен Джулия Фостер – её имя при рождении.
Я задумалась над именем и не заметила, как мы подъехали к дому. Мужчина выкинул меня из машины, в прямом смысле этого слова, а ведь я думала, что мы мило поболтали и никак не ожидала от него такой грубости. Что ж, это разозлило меня ещё больше. Я направилась домой.
Глава 8
Мама сидела за кухонным столом и определённо нервничала. Стив сидел напртив неё, а Джозеф, каждая клетка которого источала только злость, сидел справа от мамы, т.е. между родителями. Он был первым, кто увидел меня, потому что сидел ко мне лицом. Джозеф был зол, так бы и разорвал меня на части, но я была злее, ведь это они мне не договаривали чего-то очень важного.
Все трое изучали меня глазами и осмотрели с низу до верху.
– Где ты была? – строго спросила мама, но она не имела права говорить со мной в таком тоне, как будто я провинилась больше всех. Только не сейчас.
– Не говори со мной в таком тоне! – прошипела я в ответ.
– Тебя спросили где ты была, отвечай на вопрос, – вмешался Джозеф, его тон был бесстрасным и требовательным.
– Ты бы вообще помолчал! В конце то концов ты не в своем доме и, ах да, – я наигранно как бы только что вспомнила. – У тебя же есть потенциальная невеста, так что шел бы ты к ней и использовал так, как планировал! – начала я спокойно, но с каждым словом мой голос повышался и последнее я уже прокричала.
– Какого черта с тобой происходит? – спросил немного ошеломленный моим ответом Джзеф. Он ведь не любил дерзости и неповиновения, но мне было всё равно. Я не обратила на него и на его вопрос внимания, хотя сделать это было очень сложно, особоенно когда он сидел в черной майке, которая так возбуждала меня, что мне хотелось сорвать её с него.
Я перевела свой взгляд на задумавшуюся мамочку.
– Фостер значит, – пробормотала я и мама побледнела. Краем глаза я заметила,

Adblock
detector
Наверх